TOP

Бета Хабаев – вычеркнутая советской эпохой из осетинской истории фигура. Между тем, этот человек около года возглавлял Северную Осетию в сложных условиях Гражданской войны.

***

22 февраля 2013 г. блогер Михаил Ткаченко (он же oldvladikavkaz) опубликовал постинг «О чём нам не рассказывали…» снабдив его статьей Феликса Киреева о Бета (Якове) Хабаеве и присовокупив просто уникальнейший документ.

В семье казака из станицы Новоосетинской Василия Хабаева было шесть сыновей: Яков, Иван, Даниил, Александр, Михаил и Борис. Все они стали достойными сынами своего Отечества, но самым известным из них был Яков.

Яков Васильевич Хабаев родился 10 октября 1870 года. Он окончил Владикавказское реальное училище, затем Ставропольское казачье юнкерское училище. С производством в офицеры Хабаев был зачислен в 1-й Сунженско-Владикавказский полк. Уже в чине подъесаула, он был направлен инструктором в Персидскую казачью бригаду. Здесь Яков Васильевич показал себя опытным, отважным офицером. Он был награжден многими иностранными орденами, а у персидского шаха пользовался особой благосклонностью.

В 1910 году Якова Хабаева переводят в Дагестанский конный полк и вскоре производят в подполковники. С Дагестанским полком он и встретил Первую мировую войну. За отличия в боях в лесистых Карпатах, и на полях Галиции Яков Васильевич был награжден Георгиевским оружием и произведен в полковники.

В декабре 1917 года полковника Хабаева назначили командиром 2-й бригады 2-й Кавказской туземной конной дивизии. Бригада состояла из двух Осетинских конных полков. В этой должность Яков Васильевич и закончил Первую мировую войну. Но впереди была другая более страшная – Гражданская война. Как истинный патриот Родины, он принимает активное участие в Белом Движении и после занятия войсками Добровольческой Армии Терской области, 20 февраля 1919 года получает должность Правителя Осетии с производством в генерал-майоры. Много сил Яков Васильевич приложил, что наладить в родном крае мирную, спокойную жизнь, чтобы работали школы, больницы. Лишь год судьба предоставила ему управлять Осетией. Уже в марте 1920 года генерал Хабаев покинул родные места, а затем и Россию. Жил он во Франции, где и скончался 19 сентября 1941 года.

Стоит добавить, что остальные его братья также были офицерами. С Яковом в эмиграцию уехал лишь самый младший – Михаил, который скончался в США в 1975 году. Из оставшихся: полковник Даниил Хабаев умер в тюрьме ЧК, затем был арестован и расстрелян Борис. В 1937 году расстреляли Александра. Иван уехал в Баку, где успел умереть до ареста.

Спасибо Феликсу Кирееву за великолепную статью.

При прочтении этой статьи, неизбежно возникает вопрос: «Что за „должность Правителя Осетии“?» Дело в том, что Деникин во главе отдельных народов Кавказа поставил т.н. «правителей» из их среды: Микаил Халилов в Дагестане, Элисхан Алиев в Чечне, Сафарбек Мальсагов, затем  Сослан-бек Бекбузаров в Ингушетии, Бета Хабаев в Северной Осетии, Тембот Бекович-Черкасский в Кабарде. При каждом из которых состояли два помощника по военной и гражданской части.

«После занятия Терской области частями Добровольческой армии на территории бывшего Владикавказского округа было образовано национальное осетинское управление. Правителем Осетии был назначен генерал Яков Хабаев. Его резиденция располагалась во Владикавказе на углу улиц Лекарской (ныне Гостиева) и Грозненской (ныне Куйбышева). При нем было сформировано правительство и территориальные органы управления. В этих структурах многие должности заняли офицеры-осетины. Комендантом управления Правителя Осетии стал полковник Арчегов, здесь же служили полковники Георгий Кочисов, Федор Такоев, Иван Гулуев, капитан Василий Саламов, капитан Батырбек Туганов, штабс-капитан Ислам Бицуев, подпоручик Евгений Дзуцев, подпоручик Владимир Борадзев и др.»

Феликс Киреев«Осетины в белом движении».

Резиденция правителя Осетии полковника Я.В. Хабаева находилась в этом здании

383931_original

А сейчас,я хочу представить Вашему вниманию доклад Я. В. Хабаева к 11 съезду осетинского народа,который состоялся во Владикавказе(по другим данным в с. Эльхотово) в январе 1920 года. Перевод текста был сделан Александром Битаровым (bitarov). Почитайте внимательно этот редчайший документ.

123 4 5 6 7 8 9 10 11

Перевод:

Доклад к 11 съезду осетинского народа

Каждому из делегатов съезда необходимо открыто рассказать, чьи интересы он представляет на съезде, какие наказы дали ему его избиратели, жители его села – в чем они нуждаются, что они считают важным для улучшения своей жизни, что они считают важным донести до Съезда. Некоторые депутаты вместо того чтобы заниматься проблемами направивших их людей, действуют в своих корыстных и политических интересах.

Считаю, подобную деятельность крайне вредной не только по отношению к избирателям таких депутатов, но и в отношении всего осетинского общества. Скажу даже жестче, эти люди продают доверие своих избирателей, и пытаются на их несчастье построить свое благополучие, таким образом позоря осетин в глазах других народов. Позорят осетинское общество они тем, что некоторые деятели с легкостью меняют свою позицию: сначала они с пеной у рта продвигают одну политику, а потом с легкостью сдают своих единомышленников.

Было и такое время – одни депутат советовал съезду: Осетия должна в одной руке держать красное знамя, а в другой белое, а каждое село может водрузить знамя по выбору, в зависимости от ситуации. Кому может понравиться деятельность сторонников подобной политики? В этом нет вины осетинского народа, я даже не пытаюсь в этом его упрекнуть, виновными я считаю конкретно проводников подобной политики.

История свидетельствует о том, что осетинское общество всегда было на пути сближения с Россией, и никуда с этого пути не сворачивало. За интересы России была также пролита кровь во многих войнах.Когда сюда пришла Добровольческая армия, на  десятом съезде решались важнейшие вопросы будущего Осетии, было много решений направленных на благо народа. На 11 съезде, когда стали подступать большевики, то некоторые депутаты стали баламутить съезд с целью недопущения единения осетинского общества.

Необходимо судить чьи-то дела, но при этом суд должен быть нацелен на пользу людей. Если каждое слово и каждое дело будут строиться на правде, то это будет основой местного самоуправления, и принесет пользу людям. Я просил помощи у десятого съезда, говоря о том, что не смогу выполнить наказы моих избирателей, если мне не поможет весь народ.

Создание осетинской армии было делом крайне непростым – в осетинском обществе было много противоречий, во многом потому, что была непонятна ситуация на Кавказе в целом. Но, несмотря на тяжелые времена, в конце марта на фронт был отправлен третий осетинский конный полк, после этого был отправлен первый осетинский пехотный батальон, и далее пополнение для третьего полка. В конце мая в спешке отправились на фронт первый и второй конные полки и второй пехотный батальон.

После отправки этих полков, я встретился со своим советом в составе И. Аликова, С. Тхостова и И. Баева, и вместе с ними сказал генералу Эрдели и его помощникам Уварову и Петерсону — в прежние времена, вышестоящему начальнику докладывали только то, что ему было бы приятно услышать, эта дорога привела нас в густые заросли из которых мы не можем сейчас выбраться.

На сегодняшний день государство строится на совсем других принципах, в фундамент его вместо цемента заливают человеческую кровь, поэтому нам необходимо жестко сражаться за правду, и эту правду заложить в основе нового государственного строя. Этими идеями я руководствовался на протяжении всей моей службы, пренебрегая личными корыстными интересами. Для меня всегда главным было счастье людей, я считал себя его защитником, все свои знания и умения отдавая этому делу. Все что писал я, мой совет, двое моих помощников является свидетельством моей деятельности.

Пользу осетинского народа я понимал в единстве с Россией в лице терского казачества, русским народом, народами проживающими на Северном Кавказе. В этом русле я и вел свою политику, но на мое несчастье решения правительства генерала Деникина не притворялись в жизнь. Ни разу им не пришло в голову собрать представителей северокавказских народов и вместе посоветоваться о том как они смотрят на сложившуюся обстановку, и создать единую политическую программу способствующую воцарению спокойствия на нашей земле.

Смысл политики, в моем понимании, в благе наибольшего числа людей я его вижу в нашем единстве с терским казачеством для дальнейшего культурного развития, горцы должны вместе с казаками и русскими жителями региона создать единое краевое правительство под знаменем генерала Деникина.

Во время моих переговоров с казаками я просил их быть более благосклонными к кабардинцам и через какое-то время хотел, по-соседски, также попросить об ингушах. Но для сохранения добрососедских отношений со всеми народами Кавказа, для начала мы должны устранить деления внутри себя, не по религиозному принципу на христиан и мусульман, и по другим узкопартийным признакам. На наше несчастье, вихрь пришедший с юга перессорил наш народ и для устранения его последствий необходимо много трудиться. О своих личных успехах в этом деле я докладывал съезду в Эльхотово, к этому добавим слова председателя комиссии по примирению из правобережья Терека Т. Цораева. На этом съезде депутаты из сел правобережья говорили насколько они счастливы, что смогли преодолеть противоречия и разлад ранее царивших среди них.

Также показывает мое стремление к установлению единства и мира между казачеством и горцами, взятая мной на себя задача по примирению Добровольческой армии и противостоящих ей дагестанцев. К сожалению из этого ничего не получилось. Более того, я говорил генералу Баратову, князю Вадбольскому, генералу Половцеву, инженеру Муллаеву и доктору Хетагурову о том что члены Горского правительства Псемахо Коцев и адвокат Пензулаев арестованы. Вместе с Коцевым и другими членами правительства я работал до конца февраля, они сторонники русских. О том что их арест большая ошибка я сказал генералу Ляхову. Также я сказал генералу Баратову: перед отъездом в Грузию, ваш долг добиться освобождения членов Горского правительства, поскольку они более русские чем вы с вашей русской фамилией. Также я говорю о желании большинства осетинского народа – люди ждут мира и возможности спокойно трудиться, а это возможно только при условии единства с кавказскими народами, казачеством и русскими. Об этом шла речь на десятом и одиннадцатом съезде в Эльхотово. Я убежден, что мир между кавказскими народами недостижим пока не будет единства с русскими. Культурное развитие кавказцев на Тереке не будет без мира с русскими. Точно также оценивало ситуацию и Горское правительство во главе с Псемахо Коцевым.

Осетинский национальный фонд я создал из денег собранных на штрафах. Средства, которыми я распоряжался, шли на нужды руководимых мною Управления и совета, а также для врачей, учителей, работников семинарии, стоящим на рубежах Осетии «Стражникам»(?), на нужды администрации, пока не будет оформлен ее штат, канцелярию Управления, на командировочные депутатов, на комиссии работающие для населения, на помощь Владикавказским школам (политехническому институту) 30000 рублей, для второй гимназии 25000 рублей. Эти средства были выделены для того чтобы осетинские дети, обучаемые в школах не прерывали свое образование. Семьям погибших от рук бандитов стражников и офицеров выделялась помощь из фонда ,который пополнялся из штрафов взысканных с разбойников.

За время моей работы население Осетии еще не платило налогов в бюджет. Наличие денег в фонде говорит о нашей продолжающейся борьбе с бандитами. На сегодня мы располагаем суммой достаточной для обеспечения на работы Управления на месяцы вперед. Необходимо было также обеспечить, чтобы мои совет и Управление начали вести свою работу совместно, этот вопрос был решен в середине мая.

Даже если мы не сможем найти грамотного счетовода, я утверждаю что фактов пропажи денег не будет. Я лично просил ревизионную комиссию, чтобы она внимательно изучила все движения денег вплоть до копейки. И в случае нахождения нестыковок без смущения сообщала. Результаты работы комиссии вам известны, но если у вас остались сомнения, то прошу тех кто больше всех критиковал меня и мой совет лично от вашего имени проверить расчеты.

Мне показалось странным, что никто из депутатов не обратил внимания, что за моей спиной девять съездов и совет. Вы сами знаете, что во время большевиков много денег распределялось бесконтрольно, я должен был к десятому съезду получить хороший бюджет и вместе с этим возможности для улучшения жизни людей, но где сегодня все это? Пока я не получил полномочия, все решения принимали национальные советы, и некоторые их члены сегодня среди депутатов. Они оставили мне огромное богатство – несгораемый шкаф, да и тот принадлежал Ардонскому кооперативу. И в этот шкаф я должен был положить полтора миллиона, которые должны были поступить в казну.

Десятый съезд дал мне полномочия бороться с керменистами и бандитами. Многие эти полномочия понимают неверно – как возможность вершить быстрый суд. Но я несмотря на наличие полномочий силу никогда не применял, мне кажутся справедливыми законы свободы, которые дают основу новой жизни и сплачивают горцев. Я любил всех горцев, даже когда командовал Дагестанским полком и осетинской конной бригадой, я верил, что горец придерживающий своих традиций знает цену себе и своему народу ,поймет того кто ценит и уважает его традиции. Поэтому, несмотря на наличие диктаторских полномочий я не допускал и мысли, чтоб бить человека розгами, зато везде передвигался открыто не прячась о чем не жалею. Объезжая села я говорил, что тех кого сбили с верного пути, и тот кто понял это и хочет вернуться домой, не будут преследовать и их прежние ошибки будут прощены.

Я думаю, что тех, кто сбил людей с истинного пути необходимо вернуть к нормальной жизни, но не карательными мерами, они должны дать слово перед избранными представителями народа. Для этого в правобережье Терека мы с советом создали примирительную комиссию, которая действует в соответствии с осетинскими древними традициями. Без применения карательных мер, эта комиссия показала, насколько она эффективна. На сегодня она примирила восемьдесят кровников. Такую же комиссию нужно создать для сел левобережья Терека, я уже знаю людей, которых надо поставит на эту комиссию, и прошу у съезда, чтобы мое предложение было принято полностью, чтобы процесс примирения в осетинском обществе продолжался.

Вот так я понимаю свои диктаторские полномочия. Я пришел к людям не с розгами, потому что они уничтожают личность, я же хочу сохранить человеку лицо.

В завершении считаю своим долгом еще раз сказать съезду то, что ранее говорил в Эльхотово: за то, что сделал мой совет и хорошего и плохого я готов отвечать перед правительством и перед законом. Меня не в чем обвинить. Совет любил свой народ и его целью было показать народу путь к Самоуправлению.

Несмотря на то, что совет получал много упреков, создавая местное правительство в Осетии, это у него получилось лучше других. Мой долг поблагодарить членов Совета, и я делаю это за их самоотверженную работу за взаимное доверие и за то что были рядом со мной. Члены совета показали, что осетинский национальный совет может работать не делясь внутри себя на группировки. Они хорошо понимали, что сила в единстве и показали всем пример жертвенности во имя пользы Осетии.

Дай Бог и вам такого единства, которое распространиться на всю Осетию. Я хочу чтоб все ваши партии объединились, чтобы все кто считает себя осетином стали как одна семья и держались крепко вместе. Знайте, объединившись мы спасемся, это самая важная задача на сегодня, не забывайте что спокойная жизнь у нас настанет когда мы заживем со всеми соседями по Кавказу мирно не беспокоя друг друга.

Правитель Осетии, полковник Хабаев.

***

У своих политических противников, как и союзников, Бета Хабаев пользовался подчас весьма сомнительной репутацией. Константин Чхеидзе, адъютант вышеупомянутого Правителя Кабарды Бековича-Черкасского, писал:

Из остальных правителей можно подробней остановиться лишь на личности правителя Осетии генерала Беты Хабаева. Генерал Бета Хабаев прирожденный дипломат. Он прославился своим умением вести дела еще в Персии, где стоял чем-то вроде русского агента при дворе шаха. Хабаев очень хорошо разбирается в людях, хотя его политический кругозор не слишком широк. Однако, действуя инстинктом, Хабаев разбирается в любой обстановке. Он не очень искренний человек, не забывает о своих личных интересах. Вместе с тем, он мягок, не жесток. Едва ли он стал бы приносить вред сознательно. На должности правителя Осетии он больше воздерживался от действий, чем действовал – и в общем правильно поступал.

Чекисты о Хабаев отзывались следующим образом:

В Константинополе находится национальный комитет «Освобождения горских народов Северного Кавказа», главными членами которого состоят: 1) генерал Бекович-Черкасский, 2) полковник Хабаев (правитель Осетии), 3) Коцев (присяжный поверенный). Этот комитет ведет политическую работу на территории Северного Кавказа и Закавказья с целью свержения власти Советов. Имеет резиденции-организации в Тифлисе и в Батуме, имеет связь с горцами-повстанцами. Пользуется поддержкой Кемаль-паши. Этим комитетом сформирована конная дивизия из горцев, находящаяся в распоряжении командования Ангорского правительства и расположенная на границе Турции и Совроссии. Эту дивизию комитет имеет право при начале восстания на Кавказе выдвинуть на поддержку восставшим.

К этому комитету имеют отношение: 1) генерал Анзоров, бывший начальник Кабардинской конной дивизии, 2) генерал Халилов (правитель Чечни), 3) генерал Мальсагав (правитель Ингушетии), 4) Алихан Кантимиров, дипломатический представитель в Константинополе от горских народов, 5) Бекир Сами-паша, он же Бекир-Бей Кундухов, бывший министр внутренних дел Ангорского правительства, 6) Тамби Елекоев, лидер партии независимых горцев. Из всех перечисленных лиц возможно склонить на службу Совроссии полковника Хабаева. В крымскую кампанию он был при штабе Врангеля и стоял за выделение горцев в отдельный корпус, за дачу им привилегий и использование их на Северном Кавказе под его руководством. Карьерист, нечист на руку и пользуется репутацией темного политического дельца, ловящего рыбу в мутной воде.

Русская военная эмиграция 20-х — 40-х годов. Т. 1. Изд-во «Гея», М., 1998, с. 549 — 550.

***

В большевистской литературе (например, в опубликованных на нашем сайте очерках революционера Казбека Бутаева) Хабаева иногда называют «бывший евнух шаха Персии в Одессе». Что это должно значить, понять трудно, даже с учетом общеизвестности того обстоятельства, что казаки составляли гвардию  персидского шаха (см. Персидская казачья бригада). Отчасти на эти вопросы отвечает книга Алексея Шишова «Персидский фронт (1909—1918). Незаслуженно забытые победы»:

Мохаммед Али-шах Каджар, родившийся в 1872 году, правил Персией совсем недолго, хотя и, как тогда казалось, утвердился на престоле после событий мая и июня 1908 года. Он был низложен, находясь в Тегеране. При этом заговорщики откровенно не желали расправиться ни с ним, ни с его семьей.

Однако о дальнейшем пребывания свергнутого правителя в стране, имевшего здесь немало сторонников, не могло быть и речи. В противном случае Персия могла оказаться в огне вооруженных столкновений в «ходе брожения умов разноплеменного своего населения». Шахская власть же военной силы имела немного, и потому, по сути дела, добровольное оставление отечества Мохаммедом Али-шахом, уже бывшим, было только на благо Персии.

Соседняя Россия не отказала изгнаннику в приюте. Впрочем, этот вопрос был больше политический, чем доброжелательный. Низложенный 37-летний Мохаммед Али-шах получил разрешение российского правительства поселиться с семьей в Одессе. Это место было назначено ему, а не выбрано низложенным восточным правителем.

Одесса, как известно, является юродом с южным климатом и, что не менее было важно в той ситуации, находилась на достаточном удалении от Кавказа и российско-персидской границы. То есть бывший шах мог чувствовать себя в известной безопасности от своих недругов. А те могли не опасаться внезапного появления низложенного повелителя, вознамерившегося вернуть себе престол, в своем отечестве.

Мохаммед Али-шах со своей немалой семьей и свитой прибыл в Россию в сентябре 1909 года. Одесса и условия обитания в ней ему, как известно, в целом понравились. Более того, российский самодержец Николай II сохранил за Мохаммедом Али право пользоваться титулами «Шах» и «Величество», подтвердив тем самым высокий статус его особы из правящей в Персии Каджарской династии.

По решению российского государя при низложенном правителе Персии, имевшем в приютившем его с семьей государстве немало привилегий, был назначен «состоять» подполковник Дагестанского конного полка Я. В. Хабаев. Он фактически исполнял роль адъютанта Его Шахского Величества.

По другим данным, последовательность событий и их характер был немного другой:

Помимо продвижения по службе русского доктора Гартвиг просил Мухаммада-Али сохранить в составе шахской охраны ротмистра казачьей бригады Якова Васильевича Хабаева. До того момента Хабаев служил при дворе в Тебризе, городе, который традиционно служил резиденцией наследника престола. Русский посланник справедливо заметил, что «такой блестящий офицер сможет организовать блестящую охрану». Шах согласился. Впоследствии Хабаев сопровождал Мухаммада-Али на пути в Россию, а затем вернулся в Персию, где служил главой охраны Ахмад-шаха. За успешную службу в Персии казак был произведен в чин подполковника.

Таким образом, превращение «адъютанта» в «евнуха» можно считать вздором большевистской пропаганды.

775

Шахский дворец в Одессе.

К сожалению, так и не удалось найти ни одного изображения Бета Хабаева. На фотографии в «шапке» статьи, рядом с сидящим генералом Брусиловым, изображен его адъютант (крайний слева) – Даниил Хабаев, родной брат Якова, чья судьба сложилась трагично:

В марте 1902 года в Дагестанский полк был переведен корнет драгунского Стародубского полка Даниил Васильевич ХАБАЕВ. Он был родом из терских казаков, окончил два класса Ставропольской духовной семинарии, а затем Елисаветградское кавалерийское юнкерское училище.

Служа в Дагестанском конном полку, Даниил Хабаев стал ротмистром, командовал 5-й сотней. В годы Первой мировой войны за боевые отличия был награжден Георгиевским оружием и произведен в подполковники. С января 1916 года он был адъютантом командующего 8-й армией (генерала Брусилова). С мае того же года Хабаев продолжал был адъютантом Брусилова назначенного командующим Юго-Западного фронта. В августе 1916 года Даниил Васильевич стал полковником. В дальнейшем он участвовал в Белом Движении, в 1919 году командовал 4-м Осетинским конным полком. При отступлении Добровольческой армии остался в Терской области. Работал счетоводом в колонии Михайловской. 14 июня 1927 года был арестован, но 10 ноября дело было прекращено за недоказанностью обвинения. Затем он вновь был арестован и умер в тюрьме.

Феликс Киреев,«Осетины в Дагестанском конном полку».

1846544_original

Могила Бета (Якова) Хабаева. Фотография Феликса Киреева


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики