TOP

Статья Алихана Хоранова для сайта Hohag.com (27 марта 2014 г.).

В поле зрения редакции попала газета с характерным названием «Ингушетия», а именно статья «Несколько слов о роде Ваделовых». Славная история рода у читателей hohag.com может вызвать интерес разве что в этой своей части: «В то время предки мои — пишет Ю. Ваделов из селения Нижние Ачалуки — с Дударовыми контролировали Военно-Грузинскую дорогу, проходящую через Дарьяльское ущелье, где взимали пошлину за безопасное движение по ней караванов и отдельных путников, тем самым охраняя дорогу вплоть до МецхитIе (Мцхета). Взимаемая пошлина делилась поровну между всеми «баьрий» (всадники), которые так или иначе были вовлечены в общую систему защиты Дарьяльского ущелья».

И пускай идут лесом пыльные архивные фолианты с перечнем фамилий тагаурских алдаров, но предки Ю. Ваделова держали-таки Дарьял под своей пятой. Ю. Ваделову нужно завести блог, он обречен на успех. Но к этому мы еще вернемся.

Dydarovy
Дударовы на охоте

Надо сказать, что Дударовы попадают в поле зрения ингушских историков и блогеров чаще остальных. Во-первых, Дударовы есть и ингуши, а во-вторых, фамилия знатная, с именем которой открываются радужные перспективы контроля над Дарьялом, который многим не дает покоя. Вступать в дискуссии с научными кругами Ингушетии мы не будем, за комментарием по данному вопросу мы обратились к одному из старших фамилии Дударовых Магомету Гамидовичу:

«— Магомет Гамидович, разъясните пожалуйста вопрос о происхождении Дударовых, как это дошло до вас от ваших старших. Насколько близка ингушская ветвь, поддерживаете ли вы контакты?

— Ближайшие родственники Дударовых — Слоновы. Мы даже не æрвадæлтæ, мы одна фамилия. Произошли мы от одного предка, его звали Инал, [в архивах также встречается форма „Илал“ — прим. А.Х.] и нас в те времена называли Иналтæ, Иналы фырттæ. И была такая история, кратко расскажу. В те годы мы жили в Чми и Джейрахе, все это были осетинские земли. И у нас были родственники — кабардинцы Мулдаровы, их мальчик был отдан нам на воспитание, был раньше такой обычай. И в один из праздников, я не знаю какой именно, варили бæгæны, и он упал в котел. Тогда по-другому это обустраивали, котел был почти на уровне земли, и он туда упал. Когда его хватились и нашли, от него остались уже одни кости. Кабардинцам об этом не рассказали; просто сказали, что ребенок заболел и умер. Время прошло, как-то они примирились с этим, но потом им кто-то рассказал, дескать, они вам сказали, что ребенок заболел и умер, а на самом деле они сами его погубили.

Тогда кабардинцы приехали и попросили показать им могилу мальчика, выкопали они его и увидели, что там на самом деле только кости остались обваренные. После этого фамилию нашу они почти истребили. Мулдаровы — сильная, княжеская фамилия, много их тут было, и все, кого называли „Иналы фырттæ“, всех, кого смогли, они истребили. Одна только была невестка у нас Мулдарова, которую они увели с собой на равнину, и спустя какое-то время оказалось, что она беременна, сразу этого не было видно. Время проходит, уже вот-вот появится ребенок, и она понимает, что, скорее всего, его убьют, особенно, если мальчик родится, и она сбежала от них. Как добиралась, не знаю, в общем какой-то пастух ей помог, спас и ее, и ребенка. Мальчика назвали Дудар, и они поселились в башне Инала, это по дороге между Редантом и Чми.

Какое-то время они там пожили, и как он подрос, мать говорит ему, надо нам поближе к людям перебраться. В Чми было опасно, там никому они не могли доверять и решили пойти дальше в Джейрах.

Парень рос крепкий, сильный, выделялся среди сверстников, но, как это бывает, подшучивали над ним, что отца у него нет, и неизвестно откуда он. Так что его называли „Сылоны фырт“, то есть рожденный от женщины. И сам он начал задаваться вопросом какой фамилии он, кто его предки и пришел к матери с этим вопросом, расскажи, говорит, кто я, откуда. Ну мать ему рассказала, что дом твой сожгли, родню убили, как было все рассказала ему.

Так он пожил в Джейрахе какое-то время, башню построил, два сына у него родились. Старший из них остался там, а младший вернулся в Чми. Жена первая у него была Мамсурова, потом он на кабардинке женился, или наоборот первая кабардинка была, этого я точно не помню, в общем, от него пошла наша ветвь, а те, что остались в Джейрахе, ассимилировались с ингушами. Там до сих пор несколько башен наших, 4 из них целые, остальные — развалины. Контакты мы поддерживаем в основном по свадебным и похоронным мероприятиям, они нас приглашают, мы их приглашаем. По количеству ингушей сейчас больше. Мы когда собираемся, нас бывает человек 50 [мужчин], их только молодежи человек 350 можно собрать

— Сами они такой же версии придерживаются?

— Я еще когда маленьким был, лет 11–12 мне тогда было, помню одного нашего родственника ингуша, Касполат звали его. Я был у них как-то в Реданте и помню, как к нему приехали несколько ингушей Дударовых, и они тогда говорили, что мы знаем, что предки наши были осетины [нæ арт цæуы ирон адæмæй] и мы все осетины. Я сам лично это слышал. Это было тогда. А сейчас разговор уже другой, у них почему-то резко появилась другая версия. Как-то я с ними попробовал поспорить, но понял, что это бессмысленно и оставил, пусть каждый останется при своем мнении.

Сейчас уже многое утеряно. Старшие наши не много нам рассказывали, потому что в те времена об этом не говорили, репрессии были, гонения. Но то, что я вам говорю, это от них я получил. Был у нас такой Амырхан Дударов, лет 110 он прожил. Он очень любил детей и много чего нам рассказывал, и то, что я знаю, это лишь то, что успел запомнить.

— А ингуши Дударовы какое-то принимали участие в контроле над дорогой, над Дарьяльским ущельем?

— В те времена об ингушах Дударовых мы не слышали, говорили просто Дударовы, а ингуши они были или кто, я не могу сказать. Если мы возьмем известного Ахмеда Дударова, который последний воевал за эту дорогу, то он мой пра-пра-пра-прадед. Его сын — Дударуко, его сын — Илас, у Иласа был сын Дудар, у Дудара — Гамид, а от Гамида — это мы уже. Вот это наши колена. А принимали ингуши в этом участие или нет я не могу сказать, он наших старших я этого не слышал.

Многие потом обменяли земли в горах на равнинные земли. Новый Батако основал Дзанхот из ларсских Дударовых. Он был офицер и понимал, что рано или поздно эту стратегическую дорогу заберут, поэтому он обменял свои земли в Ларсе на равнинные. Иналыхъæу (Хумалаг) основал Инал Дударов, Зилга основали Тасолтан и Габыс Дударовы. В Кардзын выселяли уже насильственно, и сыновей Ахмеда Дударова туда выселили. Там и Слоновых много, это наши кровные братья.

В годы революции много полегло, в Первой мировой. 48 офицеров было у нас, 4 генерала, потом пошли гонения, кого расстреляли, кого сослали на Соловки. Отца моего Гамида после первого класса исключили из школы, не пустили дальше учиться, так он и остался с одним классом образования».

Dudarata

Шахáр Кундухова, дочь Муссы Кундухова с внуками Габати и Энвер, сыновьями Хамби. Шахáр была супругой генерал-майора Магомета Дударова, командовавшего Терским конно-иррегулярным полком. Их дети: Кургоко (род. в 1866 г.), Темир-­Болат (род. в 1869 г.), Муради (род. в 1871 г.), Фатима (род. в 1877 г.) и Хамби (род. в 1880 г.).

Похожий таурæхъ рассказала Дударова Фатима«В результате кровной вражды между Илаловыми [Дударовы, живущие в Турции, до сих пор пишут свою фамилию Ylal] и князьями Мударовыми, наш род был уничтожен, за исключением маленького мальчика по имени Дудар, мать которого происходила из рода Мударовых. Однажды зимой в селении, где они жили, поднялась тревога — стали бесследно исчезать мальчики из фамилии Мударовых. Мать Дудара, предчувствуя беду, заставила сына сознаться. Оказалось, что он, играя с ними на реке, топил их подо льдом, отрезая при этом одно ухо. Таким образом он мстил за кровь своих близких. Зная, что Мударовы никогда не простят ему такого поступка, мать, взяв ребёнка, вынуждена была бежать из Кабарды…»

Tyganovi4

Хамби Магометович Дударов

Упоминания об этом есть и в Национальном Архиве СОИГСИ: «В предании о происхождении Дударовых говорится об истреблении Мударовыми Илаловых и бегстве последних в Кистию, где они и стали известны как Дударовы, по имени старшего члена фамилии Илаловых — Дудара». (НА СОИГСИ. Ф.16. Оп.1. Д.34. Л.113).

«Сами они объясняли происхождение своей фамилии и её появление в Северной Осетии следующим образом: „Дударовы, живя на Реданте с незапамятных времен и принадлежа к одной из сильнейших фамилий князей Мударовых, были известны только под фамилией Илаловых. Илаловы, живя на Реданте в то время, когда нынешняя тагаурская плоскость была еще обитаема кабардинцами, производили полевые работы свои на всем пространстве между реками Тереком и Архонской. Живя по соседству со своими князьями Мударовыми, Илаловы, за их могущество и силу, составлявших как бы оппозицию силе и могуществу Мударовых, подвергались ненависти, а вследствие этого, двукратному истреблению почти целой фамилии. Оставшиеся после 2-го истребления, Илаловы бежали в Кистию, по возвращении из коей на прежнюю землю свою Илаловы, из опасения подвергнуться новому нападению со стороны Мударовых, с коими еще не успели примириться, построили укрепление, окружив его башнями, долженствовавшими вместе с тем защищать вход в ущелье, куда, для большей безопасности, в случае нападения, были отправляемы семейства Илаловых, сделавшиеся известными у кистинцев под именем Дударовых, по имени старшего члена фамилии Илаловых — Дудара“. При этом они ссылались на свидетельство кабардинцев, кумыков, чеченцев, карабулаков, ингушей, осетин и дигорцев» (НА СОИГСИ. Ф.16. Оп.1. Д.34. Л.113).

Тем временем в научных кругах Ингушетии бушует националистическая буря: «Одним из самых сильных ингушских родов, владевших территориями и ущельями здесь, был [осетинский — прим. А.Х.] род Дударовых-Мохлой, владения которых простирались не только вверх до границы с Грузией, но и далеко вниз по течению Терека».

«Вскоре он [Дудар — прим. А.Х.] подчинил себе осетинские племена и стал довольно успешно сотрудничать с новыми гостями на Кавказе, с русской администрацией. Контролировал часть Военно-Грузинской дороги, получил от русской администрации титул осетинского князя». Пишет, подающий надежды, ингушский историк Тамерлан Чахкиев (блогер tamerson). Тема «простых» ингушей, которые вокняжились у тагаурцев, вообще очень популярна в среде научной и интеллектуальной элиты Ингушетии.

В заключение хотелось бы вернуться к упомянутым выше Ваделовым. Генетический анализ Ваделовых определил их гаплогруппу как G2, которая у осетин встречается в 20–25 раз чаще чем у ингушей (60–75% против 2,5–3%). Генетически Ваделовы — классические алагирцы, для сравнения приведены несколько результатов тестов:

Vadelov – Republic Ingushetia: 14 23 15 9 15-17 11 12 11 11 10 28
Gugkaev – North Ossetia: 14 23 15 9 15-17 11 12 11 11 10 28
Mildzikhov – North Ossetia: 14 23 15 9 15-17 11 12 12 11 10 27
Didarov – North Ossetia 14 23 15 9 15-17 11 12 11 11 10 28

Источник: familytreedna.com

 




Подпишись на правильные паблики