TOP

Предыстория проблемы такова: «Осетинский учебник для старших классов общеобразовательных школ „История Осетии. ХX век“ Василия Кучиева возмутил ингушскую общественность. Члены организации „Мехк-Кхел“ обратились к прокурору Ингушетии Павлу Белякову с просьбой проверить книгу на экстремизм и запретить ее к распространению».

212081_original
Праведное негодование «Мехк-Кхел» вызвала глава, посвященная конфликту 1992 г. под названием «Вторжение ингушских бандформирований на территорию Северной Осетии». Цитата«Третий параграф главы № 10 этого издания носит явно экстремистский характер, – говорится в обращении Идриса Абадиева и Магомеда Хазбиева. – Он направлен на возбуждение национальной розни и пропаганду неполноценности человека по национальному признаку».

Я несколько раз перечитал данный параграф, и не нашел там ни слова о «пропаганде неполноценности человека по национальному признаку», которую находят Абадиев и ко. Зато её с лихвой хватает в книге самого Абадиева (см. «Концепция ингушского превосходства»). Кучиев прокомментировал истерику «Мехк-Кхел» спокойно: «Там два раза написано выражение „ингушские бандформирования“, но я имел в виду не ингушский народ, а бандформирования ингушей. Не все же были в бандах». Вероятно, Василию Давыдовичу стоило назвать банды «марсианскими», дабы не задевать ранимые души ингушской оппозиции.

Пропагандисты «народа-который-нельзя-называть» яро ищут «экстремизм» в учебниках далекой близкой Осетии, в упор не замечая того, что творится под носом. Абадиеву далеко ходить и не надо, ведь редактором его вышеупомянутой книги об «эзделах и хурдельных народах» является некто Кодзоев Нурдин Даутович. Личность эта очень интересная. Именно он предложил назвать столицу Ингушетии именем средневекового аланского города «Магас» (Маас).

211788_original

По подтвержденным слухам, первоначальный вариант названия столицы был «Этруск», но победило желание «задеть» соседей-осетин, которые непременно воспримут подобный паразитизм на своей истории как оскорбление (см. «Как искали имя столице Ингушетии»).  Указывается, что наш герой – «сотрудник Ингушского НИИ гуманитарных наук им. Ч. Э. Ахриева», «ученый, историк, автор знаменитого учебника для школьников республики „История ингушского народа“». Интересно, читал ли Абадиев «знаменитый учебник», написанный его собственным редактором? Что-то подсказывает, что читал, ибо в опусе Идриса Урусхановича можно найти целые куски из книги Нурдина Даутовича. Однако «экстремизма» Абадиев у Кодзоева не нашел. Впрочем, как и Кодзоев у Абадиева. Как говорится, «рука руку моет, и обе белы живут».

Итак, я держу в руках учебник Н. Кодзоева «История ингушского народа (с древнейших времен до 1917 года)» (2012 г., Назрань). Книга предназначена для учащихся 7-9 классов в качестве учебного пособия. Чему же учит детей уважаемый историк?

Казалось бы, всё безобидно: «История имеет первостепенное значение для представителей любой национальности. Народ, не знающей своей истории, похож на человека, потерявшего память. Не зная прошлого, невозможно понять настоящее и, тем более, строить будущее». Запомним эти слова. В первых главах доказывается  абсолютная автохтонность ингушей по отношению к другим народам Кавказа чуть ли не с палеолита (иначе говоря, со времен мамонтов): «Современные антропологи, изучив археологические материалы, пришли к выводу об общности древнейшего населения Кавказа. По их мнению, на Кавказе культура палеолита принадлежала одному племени, представители которого имели кавкасионский антропологический тип, который среди ингушей сохранился более, чем у других кавказских народов»,«Ингушский народ является коренным на Кавказе».

Своеобразен и авторский подход к описанию древних культур: если тот или иной артефакт был обнаружен на территории Ингушетии, то об этом так и говорится – «найден в Ингушетии», но если древность из Осетии, то непременно указывается – «найдена на территории современной Осетии».  Иначе говоря, ингушские границы вне пространства и времени. Это называется «пакостить по-мелкому». Конечно же, это не значит, что автор не может «по-крупному». Например, имя древнего народа хурритов Кодзоев связывает с ингушским словом «1уйре» («утро»), а название государства Митанни выводит из ингушского «мата» («родина»). Еще раз: «абсолютные автохтоны» Кавказа называют «родиной» государство на территории северной Месопотамии.

Названия, связанные с Урарту у Кодзоева также легко переводятся с языка ингушей. Их предки чудесным образом оказываются и на территории современной Италии: «Родственный хурритам и урартам нахоязычный народ жил в I тысячелетии до н.э. на Апеннинском полуострове». Речь, безусловно, об этрусках. С ингушами также отождествляются такие народы как кобанцы, гаргареи, халды, моссинеки, санары, диаухи, дрилы, гениохи, тибарены и т.д.

Неожиданно предками ингушей, а не грузин также объявляются колхи. По Кодзоему, «древнеингушские племена Колхиды переселяются на Северный Кавказ», а вместо них «Колхида заселяется грузиноязычными племенами». Т.е. древние ингуши обитали на территории современной Грузии (а также Ирака и Италии), а потом на их место пришли не такие древние грузины. В доказательство приводится созвучное этнониму «колх» слово «къулха», которым осетины якобы называют ингушей. Со всей ответственностью заявляю, что в осетинском языке нет такого слова, но есть «хъулгъа» – так обозначают ингушей-галгайцев. И является оно производным от «г1алг1ай», ставшего ныне самоназванием всех ингушей. Аналогично ингушское «хьири» («осетин») является производным от осетинского самоназвания «ир». Профессору стыдно не знать столь азбучные истины.

Чеченцы также объявлены потомками ингушей, как и армяне«При смешении пришлого индоевропейского и хурритского (урартского) языков складывается протоармянский язык, в который вошло много слов из древнеингушских хурритского и урартского языков». Этноним «балкар» («малкар») также «ингушского происхождения». Добрался Кодзоев и до осетин. Аланы в ингушском учебнике истории характеризуются как «древнеингушские племенама». Осетинские этнографические группы туальцы и дигорцы  – тоже «ингушские племена»: «…осетины являются на Кавказе пришлым народом, и в конце XIV в. их еще не было на Северном Кавказе. Дигорцы, которые в это время говорили еще на ингушском языке». Кодзоев никак не объясняет, почему у дигорцев самые архаичные формы осетинского языка – он предпочел об этом просто умолчать. Гегелю приписывают высказывание, что «если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов». С этой точки зрения, Нурдин Даутович – истинный «гегельянец».

Объединение Чечни и Ингушетии охарактеризовано в книге как «антиингушская политика в центре, подогреваемая осетинским руководством». Зачем это «осетинскому руководству»? Ответ: осетины объединили Ингушетию с Чечней ради «передачи г. Владикавказа Северной Осетии». В огороде бузина, а в Киеве – дядька.

О конфликте 1992 г. говорится, что руководство Северной Осетии «с помощью российских войск, спланировало и осуществило геноцид и этническую чистку 70-тысячного населения ингушской национальности Пригородного района и Владикавказа». Во-первых, откуда в Осетии 70 тысяч ингушей? По самым оптимистичным оценкам, ингушей было в Осетии около половины от «кодзоевских» цифр. Во-вторых, «геноцид 70-ти тысяч человек» значит «было уничтожено 70 тысяч человек». А это прямой обман читателя. Между тем в конфликте всего погибло около 600 человек (из них осетин чуть больше 100). Война – всегда трагедия, но зачем врать-то?

«Ведущий специалист Министерства печати и информации РИ, заслуженный работник культуры ЧИР» Туган Богатырев написал пространный отзыв о книге Кодзоева. Осторожно ругая автора за «смелость утверждений», Богатырев неожиданно делает парадоксальный вывод: «Отныне у школьников и широкий ингушской общественности и у всех любящих свою историю и ищущих свои корни, есть содержательный труд, в котором они найдут ответы на многие вопросы. Ответы на эти вопросы собраны и сконцентрированы в одной не очень большой по формату книге. Ответы на возможные вопросы дал, судя по всему, человек, любящий свой народ и его историю, знающий ее, дал эти ответы ответственно и профессионально. Последующим поколениям историков и краеведов остается дополнять эти ответы, углубляя и совершенствуя их на основе новых достижений исторической науки». О да, теперь у ингушских школьников точно не будет никаких проблем с поиском корней: этруски, аланы, хурриты – выбирай не хочу.

Отзыв Богатырева показывает, что в Ингушетии ясно осознают, во имя какой долгосрочной цели пишут такие люди, как Кодзоев, но смотрят на происходящее сквозь пальцы. О краткосрочных же мы пока можем только догадываться…

Иллюстрация: картина Х.А Имагожева «Шелковый путь»


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики