TOP

ПРЕДИСЛОВИЕ ГАЗЕТЫ «ЛИТЕРАТУРНАЯ РОССИЯ»

«ЛР» впервые публикует личное письмо геолога А.А. Флоренского, брата священника и философа П.А. Флоренского, к академику В.И. Вернадскому. В то время (1928 г.) работал в Ленинграде в одном из научно-исследовательских институтов АН СССР.

Сегодня полностью оправдалось беспокойство А.А. Флоренского по поводу перекройки этнической карты Северного Кавказа Уже в 20-е годы произошел первый здесь геноцид — уничтожение субэтноса русского народа терских казаков, что было сделано по директиве Я.М. Свердлова. В осуществлении этой акции лично участвовал председатель Кавказского бюро ЦК РКП Г.К. Орджоникидзе. Сначала казачьи земли были обещаны за поддержку и отданы красным ингушам, а затем, в 1944 году, когда ингуши повторили судьбу терских казаков и по приказу Сталина и Берии были высланы в Среднюю Азию и Казахстан, на освободившиеся таким образом земли вселили выходцев из Южной Осетии. В 1942 году лидер осетинского народа А.М. Джатиев был репрессирован, как и девять сменивших его первых секретарей Южно-Осетинского обкома партии.

В марте 1990 года в городе Орджоникидзе собрался Владикавказский Малый Круг Терского казачества. В своей резолюции он обратился к правительству страны с просьбой о политической реабилитации терского казачества, а в обращении потребовал вернуть городу его историческое имя — Владикавказ. Созданная недавно комиссия Верховного Совета СССР по урегулированию ингушско-осетинских отношений должна принять во внимание и интересы терского казачества.

Письмо, предлагаемое читателю, — как бы краткий экскурс в тысячелетнюю историю древнего народа, потомка скифо-сарматов и аланов, называющего себя иронами-«воинами» (как бы олицетворяя в этом функциональном имени память об этносе, родственном нашему и, как говорят, давшем имя нам, россам). Народа, разделенного Кавказским хребтом, и соединенного Рокским тоннелем и беспокойством за свою судьбу и дальнейшее существование. Редакция «ЛР» не берет на себя смелость утверждать, что взгляд автора письма на грузино-осетинские взаимоотношения единственно точен и верен. Однако мнение А.А. Флоренского, во всяком случае, заслуживает внимания наших современников — ибо это мнение не просто некого стороннего наблюдателя, но человека, кровно связанного с Кавказом и населяющими его разными народами.

Особенно после драматических событий, начавшихся осенью прошлого года противостоянием грузинской непримиримой оппозиции и осетинского населения Цхинвали на мосту через реку Лиахва, и кровью, пролившейся вслед за этим.

Надеясь на взаимную терпимость братских кавказских народов, публикатор просит перечислить гонорар на счет АН №770035 Жилсоцбанка 5251/9 Народному фронту «Адамон Ныхас» («Народное собрание») с просьбой употребить на поддержание русской православной церкви, расположенной на горе у Лиахвы.

«Литературная Россия», 10.08.90. №32 (1436)

photo_2019-01-07_15-03-23 (2)

11.11.1928 г., Ленинград
Глубокоуважаемый Владимир Иванович! 

В дополнение к нашему разговору должен добавить Вам, что Юго-Осетия находится в совершенно особом положении и очень нуждается во внимании со стороны Академии Наук. Судя по летописям Грузии, население Юго-Осетии занимало нынешнюю территорию уже до X века. К этому периоду относится ряд сведений о южно-осетинских царях, из которых один, именно Давид Сослан, женившись на грузинской царице Тамаре, воцаряется в Грузии.

Весьма вероятно, что притязания Грузии на территорию Юго-Осетии начинаются с этого времени. Уже тогда, благодаря сильному размножению в прекрасном горном климате и малоземелью, осетинские население было вынужден спускаться в низменность, где попадало под власть грузинских феодалов и огрузинивалось, давая начало целому ряду грузинских фамилий. В летописях Грузии и преданиях Осетии мы встречаем целый ряд сведений о попытках Грузии покорить Южную Осетию, населенную народом энергичным, воинственным и чуждым грузинам в расовом отношении. Чуждость эта сказывалась в отсутствии сословий у осетин, в их языке, их склонности отходить от христианства в сторону древних языческих верований. Попытки овладения Осетией были по большей части мало успешны и приводили лишь к номинальной и кратковременной власти Грузии над Осетией. Такое положение длилось вплоть до момента завоевания Кавказа русскими. Осетины оказали русским войскам весьма стойкое сопротивление и были покорены лишь благодаря грузинским феодалам, осуществившим свои древние национальные вожделения с помощью русского оружия. В награду за эту помощь русские управители Кавказа, весьма мало разбиравшиеся в национальных взаимоотношениях Кавказа, квалифицировали не имевших сословий осетин как крестьян и передали их в крепостное владение ряду грузинских княжеских фамилий, вроде Эристави, Мачабели и т.д. На основании устных показаний этих же князей Южная Осетия была разделена на ряд крупных латифундий, переданных во владение этим же князьям. Мероприятия этого рода повергли осетин в ужасное положение. Тем более, что грузинский крепостной режим отличается особой жестокостью. В целях обработки своих низовых угодий, весьма плодородных, но зато малярийных, князья стали переселять осетин-горцев в низменность. Здесь они частью вымирали в непривычном положении, частью огрузинивались. Процесс выселения в низменность, начавшийся принудительно, в дальнейшем продолжался органически и после освобождения крестьян. В итоге осетинское население продвинулось к югу сплошной линией, а теперь дало ряд вкраплений в Г… [в рукописи неразборчиво] гашинском уезде, в Карской области и даже в Малой Азии в валайетах Эрзерумском, Ванском, Самсунском и Трапезундском. Положение осетин, оставшихся в горах, делалось все более и более трудным благодаря бесконтрольному хозяйничанью там княжеских фамилий и бесконечным поборам. Население вынужден было заниматься батрачеством. Профессией женщин стало выкармливание чужих детей, и слово осетинка стало в Грузии синонимом понятия о кормилице.

К моменту образования Грузинской республики целый ряд грузинских земель оказался заселенным осетинами. Правительство Грузии, учитывая опасность внедрения в страну расового чуждого и непримиримого осетинского элемента, всегда глядящего на север, в страну более близких по типу народов, занимавшего стратегически важные пункты Главного хребта, выработало проект планомерно выселения осетинов из пределов Грузии, а также Южной Осетии и переброски осетин на север, за хребет. Ряд репрессий, произведенных грузинами с этой целью, кончился возмущением осетин. Последнее закончилось невероятной по жестокости расправой, в которой принимали участие не только грузинская артиллерия, но и авиация. Дома были сожжены, женщины изнасилованы, скот угнан, часть мужского населения перебита. Оставшиеся бежали на север, погибая в снегах перевалов от голода и сыпняка, и вернулись назад лишь во время большевистского движения Сев. Кавказе. Надо отдать справедливость осетинам в том, что, вернувшись с оружием в руках, они удержались от жестокости и кровопролития. Этому способствовал такт и гуманизм вожака осетин А.М. Джатиева.

aleksandr-djatiev

Александр Джатиев

В настоящее время Южная Осетия входит в качестве автономной области в Грузию, занимая довольно обширную территорию, граничащую с севера с перевалами Главного хребта, с юга с Картлийской низменностью, с востока с Военно-Грузинской, а с запада Военно-Осетинской дорогами. Несмотря на обширную территорию, её гористость создает малоземелье и перед осетинами ребром встает вопрос о выселении на Северный Кавказ на земли терских казаков. Это переселение чрезвычайно сложно и грозит национальными осложнениями. Вместе с тем Осетия, по-видимому, богата хвойными лесами, пастбищами и запасом водной энергии и могла бы пропитаться сама в случае эксплуатации своих естественных ресурсов. В свою очередь и для Центрального правительства Южная Осетия, владеющая основными ходами Главного хребта, представляет стратегический интерес. Этот факт вместе с нахождением необходимых военному ведомству свинцовых, цинковых и мышьяковых залежей заставляет предполагать, что военное ведомство придет на помощь в деле организации исследований в Юго-Осетии. Не следует также забывать и того, что имеющий общегосударственный интерес хлопковый район страны страдает от недостаточности воды в Куре. Именно в Южной Осетии на реке Лиахве проектируется устройство водохранилищ, которые будут регулировать режим реки Куры  в целях орошения. Чрезвычайное уважение осетин к русской культуре и, в частности, к Академии, их стремление приобщаться к этой культуре заставляет относиться к жителям этой страны особенно внимательно. Исключительно нравственное достоинство ПредЦИКа Юго-Осетии А.М. Джатиева, громадный объем его авторитета в стране, его полная готовность идти навстречу всякой научной работе заставляет меня полагать, что научную работу в Осетии наладить легче, чем где-либо в другом месте. Осетинское население твердо верит в беспристрастность и авторитетность Академии Наук и полагает, что только она может дат безошибочное заключение о ресурсах страны, о том, в каком направлении последние должны развивать свою экономическую жизнь. Таково положение дел в Южной Осетии, и таковы причины, побудившие ее обратиться в Академии Наук за помощью.

С искренним уважением,
А. Флоренский.
Архив АН СССР; Фонд 518 опись 3, №1728

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В публикуемом документе столько личной заинтересованности, что следует сказать о том, что значил Кавказ в жизни автора письма.

Семья Флоренских была кровно и неразрывно связана с Кавказом. П.А. и А.А. Флоренские — сыновья инженера путей сообщения Александра Иванович Флоренского, одного из строителей Закавказской железной дороги. Их мать Ольга Павловна происходила из древнего кавказского рода, и среди её предков были карабахские беки. Первенец семьи Павел родился в местечке Евлах (ныне Азербайджан), а два его брата и четыре сестры родились и провели юность в Грузии.

В начале 20-х годов — после окончания Первой Мировой Войн (куда он ушел со студенческой скамьи Петроградского университета), А. А. Флоренский вернулся в Тифлис и преподавал естествознание в трудовой школе. Он быстро стал кумиром школьников. Начались походы в горы, на природу. Вокруг Флоренского сложилась группа ребят, которые затем станут его учениками и соратниками. Это геологи Г.П. Барсанов, В.П. Петров, Е.К. Устиев, Г.Г. Леммлейн. Грузин Устиев стал приемным сыном А.А. Флоренского и позже разделил его трагическую участь.

В это же время А.А. Флоренский сдает экстерном экзамены и получает диплом Тифлисского университета. Полевые сезоны 1924–1925 годов он со своими учениками проводит в изыскательной группе в Южной Осетии.

А.А. Флоренский был разносторонним человеком. Его специальностью были петрография и минералогия. Но занимался он и археологией, этнографией, историей. Ему принадлежит ряд монографий, научных статей, отчетов и официальных писем. В частности, характерно для него письмо в правительство о недопустимости скупки и продажи за рубеж национальных культурных ценностей Кавказа: оружия, серебра, фарфора, ковров (последние, как стало теперь известно, были хобби знаменитого миллионера Хаммера).

А.А. Флоренский и Е.К. Устиев были арестованы по клеветническому доносу в 1937 году. Из московских Бутырок они попали в знаменитое «гаранинское царство» на Колыму, в концлагерь, описанный В. Шаламовым. Из тридцати немолодых ученых была сформирована бригада для работы на оловянных приисках. Е.К. Устиев, как самый молодой, стал бригадиром. А.А. Флоренский вступился за старых собратьев по заключению перед начальством лагеря, что послужило причиной его расстрела в декабре 1938 года. Вскоре от голода и болезней погибли и другие ученые. За год до этого в далеком от Колымы Соловецком концлагере был расстрелян его брат П.А. Флоренский. Е.К. Устиев пережил тюрьму, ссылку, защитил докторскую диссертацию, стал крупнейшим петрографом с мировым именем.

Публикация Н. Шутовой




Подпишись на правильные паблики