TOP

Напомним, 31.07.2015 военнослужащий дивизии им. Дзержинского Алан Цагараев в течении двух часового нахождения в роте разведки в/ч 3186 несколько раз подвергся групповому избиению, в результате чего, ему пробили голову и сбросили с окна третьего этажа казармы, чтобы списать произошедшее на суицид. Затем Цагараев в тяжелом состоянии был доставлен в реанимационное отделение Главного военного клинического госпиталя ВВ МВД РФ. 18 августа в 5 часов утра он умер, не приходя в сознание.

31 августа 2015 г. следователем военно-следственного отдела Следственного комитета РФ по Балашихинскому гарнизону старшим лейтенантом юстиции Мори М.Д. было возбуждено уголовное дело по статье 110 УК РФ, т.е. доведение до самоубийства. Результатом следственных действий и судебного разбирательства, проведенного в Реутовском гарнизонном военном суде под председательством судьи Габдрахманова, стал приговор, по которому был осужден зам. командира в/ч 3186 по работе с личным составом подполковник Мурачев В.В. (на 4 года), и сержант Храпов С.С. (на 3 года и 6 месяцев).

gwfIfN1vzmg

В ходе предварительного следствия и судебного процесса, были установлены обстоятельства, свидетельствующие об организованном убийстве Алана Цагараева по предварительному сговору. Однако следователь Мори М.Д. пошел на всякого рода ухищрения для сокрытия этого факта, выставляя погибшего в качестве склонного к суициду труса, тем самым ограничивая круг виновных двумя осужденными.

Стоит отметить, что в деле имеются показания свидетелей, являющихся прямыми очевидцами падения Цагараева. По их показаниям, Алан:

  1. «вывалился» через подоконник,
  2. падал головой вниз,
  3. ударился головой об асфальт и «лег» на левый бок,
  4. на окне не стоял и сам не прыгал.

Важным обстоятельством является то, что свидетели наблюдали двух военнослужащих, стоявших у окна из которого и был выброшен Цагараев. Описание их внешности полностью соответствует замполиту роты Герасимову и лейтенанту Бахмату, которые свое появление у окна оправдывают тем, что они хотели поймать Цагараева. Это противоречит показаниям свидетелей, указывающих, что видели военнослужащие у окна до того, как оно было отрыто. И лишь только через через несколько секунд из него «выпал» Алан . Сами разведчики утверждают, что в момент «прыжка» у окна не было никого, кроме Цагараева. Суд не учел эти показания.

Случай Бахметьева

Отдельно хочется сказать о происшествии, произошедшем в данной воинской части, и обстоятельства которого так же хотят скрыть командование дивизии Дзержинского. 20 летний призывник Аркадий Бахметьев из Карелии 13.02.2017 года около 8.30 утра выбросился из окна казармы, его доставили в госпиталь, где он был прооперирован. Причиной прыжка Бахметьева послужило систематическое издевательство со стороны командиров. При падении с третьего этажа он повредил руку и ноги. Это тот же этаж, та же часть, окно с которого он выпрыгнул находится через несколько окон от окна, с которого сбросили Цагараева.

0_63e33_b434a507_orig - копия

Падение Аркадия и его травмы, прямо показывают то, какие могут быть повреждения если человек прыгает сам, в отличии от травм которые Алан получил когда его в бессознательном состоянии после избиения сбросили с окна третьего этажа при этом им были получены травмы несовместимые с жизнью а именно: «Тяжелая сочетанная травма головы, груди, таза, конечностей. Открытая черепно-мозговая травма. Ушиб головного мозга тяжелой степени с формированием субдуральной гематомы в правой гемисфере. Линейный перелом кости слева с переходом на основание с незначительным смещением отломков. Травматическая субарахноидальное кровоизлияние. Перелом верхней медиальной стенки левой глазницы. Линейный перелом передней стенки левой и правой гайморовых пазух. Перелом ячеек решетчатой кости. Полигемосинус. Рвано-ушибленная рана левой лобной области. Ушиб левого глазного яблока. Ретробульбальбарная гематома левого глаза. Закрытая травма груди. Травматический пульмонит слева, ушиб сердца. Перелом костей таза с разрывом тазового кольца за счет боковых масс крестца слева и лобкового синдесмоза. Вывих левого плечевого сустава. Перелом левой лучевой кости в в/3. Травматический шок III».

Что же произошло с Цагараевым?

В спортивном зале роты разведки действительно состоялся спарринг между Цагараевым и Храповым, результат которого не устроил Герасимова А.А. и Мурачева В.В. После чего они приказали избить Алана толпой в боксерских перчатках, чтобы не было следов. Преимущественно били по туловищу и по почкам. После спортзала рота вышла на боевой расчет, по окончании которого направилась в расположение. При этом, Герасимов на лестничной площадке спровоцировал на конфликт Цагараева, после которого они вошли в роту и Цагараев через 10 минут оказался за окном.

Но даже на основании показаний на которых основывалось следствие и суд, содержатся признаки преступления в действиях военнослужащих: зам. командира разведроты по работе с личным составом Герасимова А.А., начальника штаба в/ч 6909 майора Чеснокова А.Ю., начальника штаба в/ч 3186 подполковника Иваненко И.Т., командира подразделения разведки Ульяницкого С.А., мл. сержанта Калистратова С.В., лейтенанта Михайленко, старшего лейтенанта Бахмата С.М., сержанта Ефимова, сержанта Золотых, Долматова и др.

В доказательство можно привести выписки из протоколов допросов, на основании которых должно быть возбуждено уголовное дело в отношении Герасимова А.А., являющегося основным фигурантом убийства. Немаловажным является тот факт, что в день убийства Цагараева, Герасимов заступил в должность ответственного по роте разведки, а через три дня был отправлен в длительный отпуск. В настоящий момент Герасимов А.А. сменил свою фамилию и продолжает нести службу в рядах дивизии Дзержинского под фамилией Сеньков А.А.

Материалы уголовного дела более десяти раз направлялись на доследственную проверку Главной военной прокуратурой и Московской городской военной прокуратурой, но следователь Мори М.Д. неоднократно выносил необоснованное преступное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

На данный момент (18.01.2017 г.), материалы дела возвращены в военный следственный орган для дополнительной проверки, а ее результаты находятся на контроле в Главной военной прокуратуре.

Выписки из протоколов допросов

Из протокола допроса свидетеля Ларчева А.А. от 18.10.2015 г.: «Старший лейтенант Герасимов А.А. сказал: Данный военнослужащий прибыл в наше подразделение для исправления своего поведения с батальона материального обеспечения. Он будет у нас убираться также, как и все, жить».

Из протоколов допроса свидетелей Жапалакова и Платона: «Старший лейтенант Герасимов подозвал Цагараева к себе и сказал: «Данный военнослужащий прибыл в наше подразделение на исправление своего поведения из батальона материального обеспечения. За ним нужно строго наблюдать, если он не будет выполнять команды, то нужно докладывать ему (Герасимову), и никто чтобы его не трогал без команды, кроме сержантов».

Из протокола дополнительного допроса Герасимова А.А. от 24.12.2015 г.: «Когда Цагараева привел в роту Гладков, то последний сообщил мне, что Цагараева перевели к нам в роту, и он пришел к нам служить, однако я так и не понял, что он имеет ввиду и доложил об этом командиру роты – Ульяницкому, что к нам в роту перевели или хотят перевести военнослужащего без сдачи нормативов. При этом Ульяницкий пояснил, что поднимет этот вопрос на совещании в 18 часов и не допустит нахождение Цагараева в нашем подразделении. В центральном проходе я действительно сказал, что Цагараев будет служить в нашем подразделении до увольнения, и пришел к нам в подразделение для исправления».

Из протокола допроса свидетеля Герасимова от 17.12.2015 .: «В центральном проходе я действительно сказал, что Цагараев будет служить в подразделении до его увольнения, и пришел к нам в подразделение для исправления».

Из протокола допроса подозреваемого Храпова С.С. от 28.10.2015 г.: «Я решил, что Цагараев и Герасимов о чем-то спорят. Подойдя я спросил, какой он национальности, на что он ответил, что осетин и я объяснил, что Герасимов является участником боевых действий». «Приблизительно в тоже время, около 17 часов 20 минут я вошел в спортивный зал, в спортивном зале возле тренажерного зала стоял подполковник Мурачев, так же в спортивном зале находился Герасимов А.А., он стоял возле входа в спортивный зал. После чего я направился к Цагараеву, применить в отношении него физическое насилие под видом спарринга в боксерских перчатках, чтобы не было синяков. После того, как я применил физическое насилие, Мурачев позвал Цагараева и Герасимова в тренажерный зал, где Мурачев беседовал с Цагараевым».

Из протокола допроса Жапалакова от 15.10.2015 г.: «На следующий день 01.08.2015 г. всем военнослужащим говорили, что нужно говорить следователям о том, что в отношении Цагараева не применялось физическое насилие, и чтобы мы рассказывали весь распорядок дня, но только забыли про спортзал. Об этом говорили Храпов и Герасимов, которые применяли все возможное, чтобы скрыть факт применения физического насилия в отношении Цагараева. Указанные лица под запись диктовали ложные показания, чтобы у военнослужащих по призыву ложная история запомнилась, и чтобы не было разногласий в показаниях. Военнослужащих нашего подразделения под запись инструктировали ложным показаниям об обстоятельствах применения к Цагараеву физического насилия, это делали – старший лейтенант Герасимов, лейтенант Михайленко, старший лейтенант Бахмат, сержант Золотых, младший сержант Калистратов и сам Храпов». «Военнослужащие по контракту: сержант Храпов, а также младший сержант Калистратов под руководством военнослужащего по контракту старшего лейтенанта Герасимова запугивают военнослужащих по призыву, и военнослужащих по контракту применением физического насилия, а также демонстративно подвергали военнослужащих моральному угнетению».

Из протокола допроса свидетеля Платон Ф.А. от 18 октября 2015 г.: «На следующий день всем военнослужащим говорили, что нужно говорить следователям и под диктовку давали ложные показания, чтобы они запомнились. Военнослужащих нашего подразделения под запись инструктировали ложным показаниям об обстоятельствах применения физического насилия к Цагараеву – старший лейтенант Герасимов, лейтенант Михайленко, старший лейтенант Бахмат, майор Уляницкий, сержант Золотых, младший сержант Калистратов. Кроме того, младший сержант Калистратов А.В. 8 октября 2015 г., около 11 часов, ударил меня прикладом автомата по голове в г. Ногинске в время полевых сборов. 9-10 октября 2015 года Калистратов А.В. в г. Ногинске применил в отношении меня физическое насилие, и нанес мне удары по телу кочергой. Я настоящее время боюсь, что-либо рассказывать и могу дать более подробные показания после того, как меня переведут из роты разведки, и я буду в безопасности».

Из протокола дополнительного допроса обвиняемого Храпова С.С. от 23.12.2015г.: «…позже со слов Герасимова мне стало известно, что в тренажерном зале Мурачев сказал Цагараеву, что если он плохо будет служить, то его будут бить».

Из протокола дополнительного допроса обвиняемого Храпова С.С. от 16.03.2015 г.: «Герасимов сказал, что Цагараев переведен в роту разведки из 6909, а также чтобы сержанты докладывали Герасимову о любых движениях Цагараева».

Из протокола допроса подозреваемого Мурачева В.В. от 18.12.2015 г.: «Как только я вошел в спортивный зал, поздоровался со старшим лейтенантом Герасимовым А.А. Я обратил внимание, что старший сержант Храпов держит за руки неизвестного военнослужащего, позже я узнал, что это рядовой Цагараев… Меня тогда обнадежило, что в зале стоял командир разведывательной роты по работе с личным составом Герасимов А.А., который прекрасно видел Храпова и Цагараева, в связи с чем я сделал вывод, что Герасимов контролирует ситуацию в зале».

Из протокола дополнительного допроса Герасимова А.А. от 24.12.2015 г.: «Когда я вошел в спортивный зал, то Храпов уже разговаривал с Цагараевым в центре спортивного зала, а Мурачев наблюдал за ними. Храпов давал легкие пощечины, провоцируя его на конфликт, я же при этом старался контролировать других военнослужащих при выполнении ими сложных спортивных и гимнастических упражнений. При применении физического насилия Храповым в отношении Цагараева, я смотрел на Мурачева и ждал от него хоть какой-то реакции».

Из прокола допроса Заикина Р.С. от 17.10.2015 г.: «Во время проведения спортивных мероприятий Герасимов А.А. подал команду «с тылу», все военнослужащие по призыву на нее отреагировали, кроме Цагараева. Тогда Храпов и Калистратов начали предъявлять Цагараеву претензии, но он отказался подчиняться. Храпов сказал Цагараеву: «Если ты такой пи….. одевай перчатки». Далее Заикин описывает как Храпов избил Цагараева. После того как Цагараев встал, Герасимов А.А. снова подал команду «с тылу» и Цагараев повторно не выполнил ее, также я слышал, что Герасимов сказал Цагараеву: «Если не будешь выполнять приказы, то будешь опиздюливаться. Около 18 часов наш личный состав построился в подразделении, Цагараев встал в начале строя возле кабинета командира роты. Старший лейтенант Герасимовподозвал Цагараева и сказал: «Данный военнослужащий прибыл в наше подразделение на исправление своего поведения и если он не будет выполнять команды никто чтобы его не трогал без команды, кроме сержантов» «До приезда следователей военнослужащих по призыву направили в нашу КИД где Герасимов говорил нам, чтобы мы говорили правду за исключением событий в спортзале, а именно что Храпов избил Цагараева. Потом нас направили в другое подразделение, где нас рассадили и говорили писать наш рассказ без спортзала, чтобы мы запомнили его и рассказывали согласованно следователю. На следующий день (1 августа) всем говорили, что нужно говорить следователям, что физическое насилие не применялось и под диктовку Герасимова я писал ложные показания чтобы они мне запомнились (как мне пояснил Герасимов). Военнослужащих нашего подразделения под запись инструктировали ложным показаниям об обстоятельствах применения к Цагараеву физического насилия – Герасимов и Михайленко. Военнослужащие по контракту Храпов и Калистратов, под руководством Герасимова, запугивали военнослужащих по призыву и военнослужащих по контракту применением физического насилия, а также демонстративно подвергли моральному угнетению». В ответе следователю на его вопрос Заикин утверждает – «указанный лист бумаги заполнен мною собственноручно под диктовку Герасимова»«В спортивном зале во время применения физического насилия в отношении Цагараева А.В. из офицеров был только старший лейтенант Герасимов А.А., также иногда по спортивному залу ходил подполковник Мурачев В.В.¸ который в основном находился в тренажерном зале».

Из протокола дополнительно допроса Нагоева З.С. от 25.10.2015 г.: «Мурачев В.В., в период когда Храпов применял физическое насилие в отношении Цагараева, периодически ходил в тренажерный зал. Также в спортивном зале находился старший лейтенант Герасимов А.А. Герасимов представил Цагараева дословно не помню, но суть была в том, что Цагараев переведен для того чтобы за ним присматривали»«С 1 августа в роте проводилась активная работа, направленная на то, чтобы запугать военнослужащих, которые могут сказать правду».

Из протокола Жапалаков А.З. от 15.10.2015 г.: «В какой-то момент в спортивном зале старший лейтенант Герасимов А.А. подал команды «с тылу», которая подразумевает, что военнослужащий незамедлительно должен упасть на живот и прикрыть голову. После того, как Герасимов падал указанную команду все военнослужащие по призыву среагировали на нее, а военнослужащие по контракту остались стоять. На команду Герасимова также не среагировал рядовой Цагараев, когда рядовой Цагараев не упал, то Храпов и младший сержант Калистратов начали предъявлять претензии Цагараеву, связанные с тем, что Цагараев должен упасть с тылу»«Тогда Храпов начал наносить удары рядовому Цагараеву» «Когда Цагараев встал, старший лейтенант Герасимов снова подал команду с тылу и Цагараев повторно не выполнил ее» после этого Герасимов сказал Цагараеву: «Ты понял, что нужно команды выполнять? Если не будешь выполнять команды, то будешь опиздюливаться» Герасимов А.А. что-то говорил Цагараеву, в этот момент к Цагараеву подошел младший сержант Калистратов и сказал Цагараеву встать смирно, когда с ним разговаривает офицер и пнул Цагараева по ногам, чтобы тот встал ровно». «Когда Цагараев отказался одеть перчатки, то Мурачев сказал что-то связанное с тем, что «вот бы снять на видео как он отказывается одеть перчатки», и тогда Герасимов указал мне снять на телефон происходящее. В последующем Мурачев позвал к себе Герасимова который направился к нему в помещение тренажерного зала. Через короткий промежуток времени Герасимов и Цагараев направились в тренажерный зал к Мурачеву»«Когда боевой расчет закончился, то наш личный состав военнослужащих по призыву поднялся по лестничному маршу в подразделение бегом, а Цагараев поднимался обычным шагом. Кто-то подал ему команду бегом и Цагараев изобразил бег, тогда ему сказали на исходную, но он направился в подразделение» «Герасимов сказал, данный военнослужащий прибыл в наше подразделение на исправление своего поведения и если он не будет выполнять команды, то нужно докладывать ему Герасимову , чтобы его никто не трогал без команды, кроме сержантов. После Герасимов сказал, ну а теперь более радостная новость, у Калистратова день рождения».

Из протокола допроса Ларчева А.А. от 18.10.2015 г.: «Около 19 часов нас направили обратно в подразделение. В подразделении через окно я увидел, что на улице какой-то человек (позже я узнал, что это следователь) осматривает место падения Цагараева А.В., фотографирует пятна крови. Потом у указанного места собралось несколько следователей. Нам сразу сказали не смотреть в окно и часть военнослужащих по призыву рассадили в комнате информирования и досуга, и старший лейтенант Герасимов А.А. нам сказал, чтобы мы говорили следователю, что Цагараев сам выпрыгнул и что он неадекватный, что физическое насилие в отношении Цагараева не применялось. Когда один из представителей военноследственных органов спросил у меня, что я видел, я ему ответил, что Цагараев неадекватно себя вел и сам выпрыгнул. На следующий день, 01.08.2015 г., старший лейтенант Михайленко лично диктовал мне под запись, что Цагараев А.В. прибыл в подразделение, никто его не трогал и после выпрыгивания в окно, и что когда нас вызовет следователь, все должны говорить одно и тоже, а также постоянно нам это диктовал Храпов С.С., который говорил, что в отношении Цагараева физическое насилие не применялось, что он выпрыгнул сам. Военнослужащие на эту тему не разговаривали и отвечали на мои вопросы неохотно, так как были запуганы Храповым, Калистратовым и Герасимовым, нам вообще запретили говорить о данной теме. Также нам говорили, что могут провести анонимное анкетирование и если кто-то что-то не то напишет, то в отношении нас применят физическое насилие.» «Кто-то крикнул: «Сходите в спортзал и заберите ту херню и выбросите ее, тогда я и еще несколько человек вошли в спортзал и увидели, что около входа лежит крестик и около него лежит бисер темного цвета, который мы подобрали и выкинули». «Контрактники Храпов и Калистратов под руководством Герасимова запугивают военнослужащих по призыву и по контракту применением физического насилия, а также демонстративно подвергали моральному угнетению. В настоящее время я не готов дать показания по отдельным фактам применения физического насилия со стороны указанных лиц, так как боюсь за свою жизнь и за жизнь родных проживающих в Москве».

Из протокола очной ставки Храпова и Заикина от 28.10.2015 г.: «Во время проведения спортивных мероприятий Герасимов А.А. подал команду «с тылу», все военнослужащие по призыву на нее отреагировали кроме Цагараева. Тогда Храпов и Калистратов начали предъявлять Цагараеву претензии, но он отказался подчиняться. Храпов сказал Цагараеву: «Если ты такой пи….. одевай перчатки». Далее Заикин описывает как Храпов избил Цагараева. После того как Цагараев встал, Герасимов А.А. снова подал команду «с тылу» и Цагараев повторно не выполнил ее, также я слышал что Герасимов сказал Цагараеву: «Если не будешь выполнять приказы, то будешь опиздюливаться. Около 18 часов наш личный состав построился в подразделении, Цагараев встал в начале строя возле кабинета командира роты. Старший лейтенант Герасимов подозвал Цагараева и сказал: «Данный военнослужащий прибыл в наше подразделение на исправление своего поведения и если он не будет выполнять команды никто чтобы его не трогал без команды кроме сержантов».

Из протокола очной ставки Герасимова и Жапалакова от 20.02.2016 г.: «во время проведения спортивных мероприятий Герасимов подал команду «с тылу» все военнослужащие по призыву на нее отреагировали кроме Цагараева. Тогда Храпов начал предъявлять претензии связанные с тем, что Цагараев должен был упасть по этой команде. Храпов начал провоцировать его на драку. «Герасимов дал команду принести телефон и осуществить съемку». Герасимов перед строем сказал, что данный военнослужащий прибыл на исправление своего поведения и чтобы его кроме сержантов никто не трогал. Герасимов подавал команду «с тылу» несколько раз в том числе и в период избиения Цагараева».

Из протокола допроса свидетеля Платона от 10.08.2015 г.: «31 июля я занимался повседневными делами, около 16 часов Гладков и капитан в форме пиксель привели в наше подразделение военнослужащего, в следующем я узнал, что это Цагараев и переведен в нашу роту для дальнейшего прохождения службы»… «Во время проведения спортивных мероприятий Герасимов подал команду «с тылу», все военнослужащие по призыву на нее отреагировали, а военнослужащие по контракту остались стоять. На команду не среагировал так же Цагараев, тогда Храпов и Калистратов начали предъявлять Цагараеву претензии, но он отказался подчиниться, тогда Храпов сказал Цагараеву – «Если ты такой пиз… одевай перчатки». После отказа Храпов его избил… Герасимов сказал, что данный военнослужащий прибыл в наше подразделение на исправление своего поведения, если он не будет выполнять команды, то нужно докладывать ему (Герасимову), чтобы его никто не трогал без команды кроме сержантов».

Из протокола очной ставки от 28.10.2015 г. Храпов – Жапалаков: «во время проведения спортивных мероприятий Герасимов подал команду «с тылу» все военнослужащие по призыву на нее отреагировали кроме Цагараева. Тогда Храпов и другие военнослужащие по контракту начали предъявлять Цагараеву претензии, но он отказался подчиниться. Храпов сказал Цагараеву если ты такой пиздодельный одевай перчатки». Жапалаков утверждает, что Герасимов сказал — данный военнослужащий прибыл в наше подразделение на исправление своего поведения и если он не будет выполнять команды никто, чтобы его не трогал без команды кроме сержантов».

Из протокола допроса Мурачева В.В. от 18.02.2016 г.: «…Также я увидел, что Храпов С.С. и тот военнослужащий, кавказской внешности находятся на том же месте, Храпов провоцирует его надеть перчатки, это я наблюдал прыгая на скакалке. В это время Храпов С.С. сделал подсечку военнослужащему из Кавказа и последний упал в сторону Герасимова А.А., и к нему военнослужащему из Кавказа подошел Герасимов и забрал у него телефон черного цвета из брюк, встав на колени. Личный состав роты находился в спортивном зале и наблюдал за происходящим…»

Это лишь часть тех фактов на основании которых Герасимов должен быть привлечен к ответственности, но они небыли учтены как во время предварительного следствия, так и в ходе суда.

Читайте также: «Дело Цкаева и Дело Цагараева: развитие ситуации».


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики