TOP

Отрывки из отчета «Конфликт в Грузии: нарушения прав человека правительством Звиада Гамсахурдия» (27 декабря 1991 г.), посвященные Южной Осетии. Отчет подготовили Кэти Косман, Рейчел Денбер и Джери Лабера для Helsinki Watch (подразделение Human Rights Watch).

Политический спор о статусе Юго-Осетинской автономной области начался в ноябре 1989 г. и в настоящее время принял характер партизанской войны между югоосетинскими и грузинскими неформальными вооруженными организациями. На территорию Южной Осетии введены получившие мандат на выполнение миротворческих функций внутренние войска СССР (ныне России). Согласно данным Парламентской комиссии по делам беженцев РСФСР, конфликт привел к появлению 100 тыс. осетинских беженцев, большинство из которых сконцентрировано в Цхинвали и Владикавказе, столице Северной Осетии. Согласно спецотчету МВД СССР, опубликованному осенью 1991 г., в ходе конфликта погибло более 250 мирных жителей, а около 500 получили ранение.

Грузинское правительство сопротивляется попыткам Южной Осетии добиться большей автономии от Грузии, составной частью которой она является. Конфликт обострился в конце сентября 1990 г., когда Южная Осетия провозгласила себя автономной республикой. Правительство ответило на это 11 декабря 1990 г., ликвидацией Юго-Осетинскую автономной области и объявлением в регионе чрезвычайного положения. От трех до четырех тысяч грузинских милиционеров заняли Цхинвали (столицу Южной Осетии) 5 января 1991 г. для введения чрезвычайного положения и якобы для защиты грузин, которым, как утверждало грузинское правительство, угрожает опасность со стороны «осетинских экстремистов». 7 января президент СССР Горбачев приказал грузинской милиции выйти из Южной Осетии и одновременно направил туда войска МВД СССР.

После этих событий в Цхинвали неофициальные грузинские военизированные группировки совершили ряд нарушений прав человека в отношении осетин как в Южной Осетии, так и в других частях Грузии. Роль грузинского правительства в этих заключается в основном в нежелании защищать осетин и, в отдельных случаях, в сотрудничестве с этими неофициальными группами.

Осетинские беженцы из Горийского и Боржомского районов Грузии, расположенных вдоль южной границы Южной Осетии, описывают неоднократные рейды военизированных групп, которые угрожали им, грабили их дома, заставляли платить большие суммы денег и избивали членов их семей всех возрастов, включая стариков. Преступники под угрозой смерти заставляли осетин уезжать из родных мест. Осетины редко обращались за помощью к грузинским милиционерам, так как считали, что они сотрудничают с налетчиками. Когда же они всё же обращались к милиционерам, они заявляли, что ничем не могут помочь и советовали осетинам уехать.

Грузинские военизированные формирования также установили блокпосты на многих дорогах, ведущих в [осетинские] села. Под предлогом поиска оружия, боевики на блокпостах приставали к осетинским мужчинам и женщинам, а иногда избивали их. Выезд из сел по любой причине, например, за продуктами, стал для многих осетин травмирующим испытанием.

На многих осетин оказывалось давление, чтобы заставить их оставить работу в Гори и Тбилиси. В некоторых случаях их руководители открыто говорили им, что они должны уйти, потому что они осетины. Чаще осетинам говорили в неконфронтационной манере, что им будет лучше, если они уедут, и что, возможно, они смогут вернуться на свои рабочие места когда политическая ситуация улучшится.

Неформальные грузинские военизированные группировки совершали аналогичные нарушения, но с большей жестокостью, в южноосетинских селах, расположенных вблизи Цхинвали.  Осетины почти полностью покинули села, в которых раньше проживало 30% осетинского населения. От шестидесяти до ста осетинских сел в Южной Осетии были полностью сожжены или иным образом разрушены. Грузины обстреливают Цхинвали из расположенных рядом сел неуправляемыми ракетами и автоматическим оружием. В результате обстрела погибли и были ранены гражданские лица, хотя и всегда они были целями обстрела. Обстрелы прекратились в летние месяцы, но возобновились в октябре и ноябре.


С начала вооруженного конфликта правительство Грузии спорадически прекращало поставки электроэнергии и газа в Южную Осетию. Совсем недавно, в конце ноября, в Цхинвали в течение десяти дней не было электричества. В больнице в Цхинвали было настолько холодно, что проводить операции стало невозможно, и всех пациентов, за исключением самых экстренных случаев, отправляли домой. Единственные продукты питания и медикаменты, которые поступают в Южную Осетию, отправляются из Владикавказа (Северная Осетия) по извилистому маршруту через горы, потому что главная дорога, ведущая из Джавы в Цхинвали, перекрыта грузинскими военизированными формированиями, которые нападают на проезжающие машины и грузовики. Из Грузии в Южную Осетию не поступает никаких грузов.

И грузины, и осетины захватывают заложников, что стало обычной практикой в ходе партизанской войны. Большинство заложников, удерживаемых грузинами, являются гражданскими лицами, которых обменивают либо на крупные суммы денег, либо на грузин, удерживаемых осетинами. Особо жестокая практика грузин — заставлять семьи убитых осетин выкупать за большие суммы денег их трупы.


Отрывок о Торезе Кулумбегове (признан в отчете политзаключенным)

Торез Кулумбегов, председатель Верховного Совета Южной Осетии, был арестован 29 января 1991 г. по обвинению в «разжигании межнациональной розни». Гамсахурдиа обвинил Кулумбегова в том, что он был «платным агентом КГБ». В обвинительном заключении в отношении Кулумбегова, грузинское правительство стремится доказать, во-первых, что Южная Осетия является грузинской территорией; во-вторых, что осетинский народ является виновной стороной в конфликте между Грузией и Южной Осетией; и, наконец, что Кулумбегов не политический лидер, а обычный бандит.




Подпишись на правильные паблики