TOP

В связи с новым витком обсуждения необходимости возврата к прямым выборам главы Северной Осетии, публикуем заметку от 7 октября 2013 г., написанную для сайта hohag.com.

***

В сентябре 2004 г., после террористического акта в школе №1 г. Беслана, президент Владимир Путин объявил о мерах по повышению безопасности населения путем отмены прямых выборов глав субъектов Федерации. Той самой Федерации, которую создавала, в числе прочих, и Северная Осетия. Однако «неожиданностью» произошедшее мог назвать только невнимательный комментатор, ибо это было лишь закономерным продолжением политики, начатой еще в 1993 г., когда танками был разогнан Верховный Совет России, и всеми правдами и неправдами была принята т.н. «ельцинская конституция».

Новый Основной Закон фактически отменил Федеративный договор, сохранивший единство государства в критический для страны момент. Документ постарались просто стереть из истории. Оставшиеся его рудименты, например, в виде названия «Российская Федерация», превращают трагедию 1993 г. в трагикомедию 2013 г. Федерализм в России умер, так и не успев родиться. Можно считать, что ему сделали аборт.

12 ноября 1994 г. была принята Конституция Республики Северная Осетия — Алания, в которой также были зафиксированы рудименты Федеративного договора. Несмотря на то, что они вызывали раздражение у Москвы еще во времена Ельцина, всерьёз за остатки былой самостоятельности взялись только в эпоху «вставания с колен», с приходом «национального лидера». Стоит напомнить, чем раньше была Республика Северная Осетия – Алания:

«Носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Северная Осетия — Алания является ее народ» [ст.3, п.1].

«Республика Северная Осетия — Алания на своей территории обладает всей полнотой государственной власти за исключением полномочий, переданных в ведение Российской Федерации» [ст. 4].

«Республика Северная Осетия — Алания имеет свое гражданство» [ст. 5, п. 1].

«Республика Северная Осетия — Алания гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами» [ст. 27, п. 2].

«Граждане и их объединения вправе владеть, пользоваться и распоряжаться землей, ее недрами и другими природными ресурсами в соответствии с законом Республики Северная Осетия — Алания» [ст. 36].

«Республика Северная Осетия — Алания — суверенное государство, добровольно входящее в состав Российской Федерации» [ст. 61, п. 1].

«В случае невыполнения Российской Федерацией обязательств, взятых на себя в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеративным договором по отношению к Республике Северная Осетия — Алания, Республика Северная Осетия — Алания оставляет за собой право самостоятельно осуществлять соответствующие полномочия» [ст. 64, п. 4].

Когда отменяли эти статьи, был ли проведен хоть один митинг против насилия над Основным Законом? Раздался ли хоть один голос «против»? Подобно сверхсекретной операции, обрубок конституции был принят без малейшего общественного обсуждения.

Традиция заговоров за спиной народа, как на местном, так и на федеральном уровне, расцвела в «эпоху путинской стабильности». Заговор под названием «отмена выборов» — из их числа. Кровь бесланских детей обагрила последний гвоздь в крышку гроба российского федерализма.

Страна вернулась на круги своя, в махровый совок. Только там, где раньше были назначаемые Кремлем «первые секретари», появились, назначаемые Кремлем же, «главы регионов», иногда по инерции продолжающие называть себя «президентами». Некоторым президентам надо было просто сменить табличку на двери. В этом смысле, прав Мамсуров, когда с чувством глубокой ревности напомнил коллеге Рамзану Кадырову, что именно он, Таймураз Дзамбекович, а никто другой, угодил Путину раньше всех и «первым стал называться главой республики».

Безусловно, это было сделано во имя святой цели кристальной честности перед народом. Руководство Северной Осетии, не в пример другим нерадивым регионам, было в авангарде отказа от политического лицемерия и призвало называть вещи своими именами. Есть же, в конце концов, разница между «главой государства» (старое определение президента РСО—Алании) и «высшим должностным лицом» (нынешнее определение главы региона)! Тяжело судить насколько ретивость первого в России «главы республики» была оценена по достоинству в первый срок его правления, но судя по дальнейшим событиям, Мамсуров поторопился с битьем себя в грудь. Настал новый период «эпохи Путина» — «тандемократия», характеризующийся всяческими «оттепелями», «Freedom Is Better Than Non-Freedom» и другими «либерализациями». И вот, на закате этого «торжества свободы», президент Дмитрий Медведев принимает закон, предусматривающий возвращение прямых выборов глав регионов.

С очередным приходом нового старого президента крпнейшей страны в мире ситуацию отыграли назад, и в закон были внесены поправки, дающие региональным парламентам право на свое усмотрение лишать или не лишать права голоса народ. И кто взял на себя смелость перед Путиным стать «гласом народа», требующего не давать неразумному населению возможности избирать себе руководителя? Правильно, спикер парламента Северной Осетии. Как говорится, «по многочисленным просьбам трудящихся…» Удивительно, но из восьми десятков регионов России именно североосетинские правители яростней всех готовы подставлять собственный народ под плевки, улавливая малейшую смену настроения в Кремле. Они как бы говорят осетинам: «Уæ хæдзары сымах стут ничитæ!»

Правом на отмену выборов воспользовались парламенты трех республик: Дагестана, Ингушетии и Северной Осетии. С Дагестаном все понятно: там действует своеобразная «ливанская модель», когда должности в республике распределены между этническими кланами. Подобная практика берет свое начало еще в советские времена, и дает своеобразную устойчивость и некий минимальный уровень демократии. Там прямые выборы не особо и нужны, т.к. все равно решение — результат договора кланов*. Что до Ингушетии, то там идет фактически вялотекущая гражданская война, и республика находится в «режиме ручного управления» силовиками. Но даже в этих условиях, за право самим выбирать себе президента идет ожесточенная политическая борьба: 17 (семнадцать!) общественных организаций «потребовали возвращения к прямым выборам главы Ингушетии».

А что в Осетии? Тишь да гладь. «Народные избранники» лишили этот самый народ, который их «выбирал», и от лица которого они «говорят», права на выбор! Это произошло скрытно, в лучших традициях осетинской конспирологии, на фоне скандалов с заводом «Электроцинк» и слухов о досрочном уходе с поста нынешнего Главы. Где общественные организации? Где наши красноречивые старшие? Патриоты? Мужчины? Какая необходимость в лишении жителей Северной Осетии права выбирать себе руководителя? У нас голод, война или мы ждем очередного схода ледника?! Северная Осетия — единственная республика, где этого права лишили народ просто так, потому что, понимаете ли, в Осетии «ситуация с выборами наименее управляемая среди других республик». Дайте же продохнуть! Мне интересно, почему только у одного человека на весь парламент хватило смелости выступить против этого антиосетинского решения? Вот уж воистину: «Иу ма уæ фезмæлæд искуы лæгау!» Кто он? Не могу найти его имя. Республика должна знать своего героя!

А что там, кстати, с корпусом пай-мальчиков под названием «молодежный парламент», численность которого недавно достигла целой полусотни человек? Никто из этих любителей нажимать на кнопочки «по-взрослому» не хочет высказаться о решении старших коллег?

Очнись, республика! О тебя в очередной раз вытирают ноги! Нæ тæрхонылæгтæ, не забывайте, что на носу еще одна годовщина. Призрак 1981 года еще бродит по республике.

P.S. Уже в момент написания статьи стали известны следующие «новости»: «в Северной Осетии сложилась ситуация, когда политические партии не могут конструктивно вести политическую борьбу, заявил североосетинский политолог Игорь Тедеев […] „Надо признаться и честно сказать, что желающих нагнетать обстановку в республике достаточно. К сожалению, противоборствующие силы не очень-то обеспокоены судьбой жителей Северной Осетии. Наглядно это видно на примере Ирафского района, где вот уже два года нет главы…“» Проще говоря, по мнению политолога, лучшим средством от головной боли является гильотина.

На днях также стало известно, что «председатель Конституционного суда Северной Осетии Александр Цалиев окажет помощь в создании Конституционного суда РЮО».

____

*Как показал дальнейший опыт с назначением Владимира Васильева на должность и.о. Главы Дагестана, прямые выборы всё-таки нужны для того, чтобы указанный «договор кланов» вообще состоялся.

Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики