TOP

Вячеслав Битаров был назначен врио Главы Северной Осетии, при этом его статус значительно возрос, а возможности, увы, заметно сузились. К сожалению, против Битарова теперь играют некоторые обстоятельства, от которых он был защищен на посту премьер — министра.

Прежде всего, несмотря на кадровую пертурбацию, которая привела к смене подавляющего числа фигур во власти, а также несмотря на старания Тамерлана Агузарова, который в ручном режиме разбирался со всем долгостроем в Осетии, пытался решить один из самых острых вопросов — «земельный» и искал средства для бюджета республики, за последний год экономическое положение в Осетии только ухудшилось.

Это связано с тем, что на фоне резко подорожавших кредитов, которые теперь недоступны 90 % предприятий среднего и малого бизнеса, налоговая база в республике продолжила сокращаться так же, как и количество рабочих мест. И тут, к сожалению, республиканское Правительство мало что может сделать, учитывая, что федеральная власть так и не выполнила обещание по ослаблению налогового давления на бизнес, а руководство Центробанка не желает начинать программу количественного смягчения и снижения ключевой ставки.

Таким образом, новое руководство Осетии оказалось в тисках. С одной стороны — есть высокие ожидания на реализацию «курса Агузарова», с другой стороны — как такового курса сформировано не было. Впрочем, даже при его наличии позитивных результатов ждать пришлось бы довольно долго. При этом Битаров находится в таком положении, что уже в ближайшее время ему надо будет демонстрировать какие-то результаты.

И тут кроется серьезная опасность. Учитывая реальное положение дел, даже незначительный успех в текущей экономической ситуации будет достигаться колоссальными усилиями. Таким образом, зажатое в тиски руководство республики может пойти по пути соблазна и начать представлять некие, виртуальные результаты, чтобы с одной стороны не допустить роста недовольства среди населения, с другой — убедить Москву в верности принятого решения.

И если на начальном этапе, пока Битаров не избавится от приставки «врио», это может быть вполне разумной PR-стратегией, то после — важно не поддаться соблазну, пользоваться этим методом и далее.

В противном случае, спустя пару лет мы вновь вернемся в эпоху, из которой в июне 2015 года нам удалось по счастливому случаю выпрыгнуть.

Следует также учесть, что Битаров — это человек, который до настоящего времени не светился на службе в «вертикали власти». Возможно, именно поэтому его официальное назначение на пост врио Главы республики слегка затянулось.

Если верить источникам, близким к …, в Кремле прорабатывали все возможные варианты, вплоть до сохранения Битарова на посту премьер-министра и назначения нового Главы региона из прошлого списка «хедлайнеров». Однако было понимание, что такое решение может спровоцировать очередную «войну элит».

Логично предположить, что до сентября Москва будет присматриваться к нему — он бизнесмен, не чиновник, не силовик, а бизнесмены — это люди, которые добились успеха за счет собственных волевых качеств и благодаря умению принимать решения. Чиновники и силовики — это, скорее, исполнители чужой воли, для них главное — бюрократический порядок, иерархия и субординация. И в этом кроется колоссальная разница.

Для Кремля, который за последние 20 лет привык к крайне покорному руководству из Северной Осетии, человек, который будет действовать «по-своему», — может стать раздражающим фактором.

Достаточно вспомнить недавнее выступление Полномочного представителя Президента РФ в СКФО Сергея Меликова, который выразил благодарность Осетии за прошлый период.

Битаров это прекрасно понимает, именно поэтому его речь, которую он произнес в ходе своего представления Парламенту в качестве врио Главы республики, была гораздо скромнее, нежели та, которую он произнес, когда на пост премьер-министра его назначил Тамерлан Агузаров.

В то же время текущая действительность требует от Главы резких и эффективных решений, которые на первых порах могут не понравиться Москве, однако, последствия слишком осторожных действий могут не понравится Москве гораздо сильнее, но этого стоит ожидать лишь через год-два, когда республика, действуя в этом направлении, вполне ожидаемо продолжит погружаться в социально-экономическое болото, в то время как соседние регионы будут привлекать средства по федеральным программам. Причем с каждым месяцем негативной динамики лоббистский ресурс Осетии, который и сейчас крайне слаб, будет стремительно таять, что не позволит уже через год перейти к решительным шагам.

Если Тамерлан Агузаров возглавил Осетию в крайне непростое время, то Битаров оказался «у руля» в тот момент, когда что-либо делать опасно, а бездействовать — фатально. И тут есть лишь два возможных сценария: или Битарову удается выйти из ситуации, используя свой успешный опыт в бизнесе, а Москва окажет ему поддержку в этом, оставив место для маневра, или же его действия будут неправильно восприняты, и тогда Осетию ждет судьба Тверской области, «где за последние 5 лет сменилось 3 губернатора, и по региону это очень заметно».

Предполагать то, что успешный бизнесмен будет излишне осторожничать, с целью не раздражать Кремль, мне сложно, просто такой сценарий — это очередная банальная трагикомедия, от которой Осетия уже устала.

Оригинал статьи опубликован на сайте газеты «Слово»


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики