TOP

Одним из заблуждений в среде ингушского народонаселения является утверждение, что осетинские власти приняли решение о прибавлении к современному наименованию своей страны исторического названия «Алания» под влиянием ингушей, незадолго до этого давших имя «Магас» своей строящейся столице. Как известно, Магас – одно из возможных звучаний (точно оно не известно) названия столицы средневековой Алании. Так ли это?

Детальное изложение данной точки зрения на скрине ниже:

wMC4ZRklRuY

Казалось бы, всё логично. Однако, как обычно, налицо несколько ошибочных интерпретаций фактов. Для начала отметим, что в вышеназванном указе Бориса Ельцина нет названия нового города, говорится лишь о «столице Ингушетии». То же самое можно сказать и о надписи на капсуле.

Поэтому нет никаких причин ставить знак равенства между датой основания города и датой, когда ему дали название. Подробная хронология дана в статье  Якуба Патиева «Новой столице Ингушетии Магасу — 22 года». Вот отрывки из нее:

«На официальном уровне вопрос о новой столице нового российского субъекта был поднят избранным 28 февраля 1993 г.»

«Определяющим нормативным актом стал принятый 15 апреля 1994 г. Указ Президента Российской Федерации N788 „О строительстве столицы Республики Ингушетия“».

«23 февраля 1994 г. состоялась закладка капсулы на месте будущей столицы Ингушетии и установка камня на месте возведения памятника жертвам депортаций и других массовых репрессий в г. Назрани».

«Участники мероприятия замуровали капсулу с памятной надписью: „Здесь, 23 февраля 1994 г. — в день 50-летия депортации ингушского народа, заложена столица Республики Ингушетия. В этот исторический день завещаем грядущим поколениям сделать этот город – городом мира, согласия и добрососедства всех народов. Пусть он станет уютным домом для всех живущих в нем людей. Да ниспошлет Аллах свое благословение на эту землю! Президент Республики Ингушетия Р. Аушев“. 13 апреля 1994 г. распоряжением Президента Республики Ингушетия объявлен конкурс на лучшее название столицы Республики Ингушетия. В республиканских газетах „Сердало“ и „Ингушетия“ публиковались предложения по названию столицы. Предложения были самые разнообразные, вплоть до экзотических: Этрусск, Беркат, Эздел, ЦIей-Лоам, Иман, Ассалам Алейкум, Абдаллах, Таргим, Эрзи-гIала, Ингушстан, Вайнах, Джабагиев-гIала, Осканов, Руслан, Руслан-Аре, Орджоникидзе, Новый Буру, Буро-Аре, Эрзи-Аре, Ангушт, Сахаров и другие».

«23 апреля 1994 г. в газете „Ингушетия“ была опубликована большая статья историка Нурдина Кодзоева „Магас — город магалонов“. Автор предложил свое название столицы Ингушетии – Магас. Он на основе исторических данных обосновывал свою теорию о том, что именно в районе нынешних населенных пунктов Али-Юрт, Гази-Юрт, Экажево, Сурхахи и Яндаре располагалась столица Аланского государства Магас, переводимый с древнеингушского языка как „город солнца“. Город был разрушен монголо-татарами в 1239 г. „Новая столица должна носить название Магас. Тем более что древний Магас находился почти на той же территории. Это будет возрожденный древний Магас, который станет символом возрождения Ингушетии и ингушской нации“, — писал историк».

«Предложение Нурдина Кодзоева и было принято руководством Ингушетии — в августе 1994 г. будущему городу присвоили название – Магас. В законодательном порядке название утвердили постановлением Народного собрания Республики Ингушетия №232 от 3 апреля 1997 г.»

«Само строительство столицы началось в 1995 году. Первыми объектами столицы стали три административных здания: Резиденция Президента Ингушетии, дом правительства и здание Народного собрания – Парламента республики, законченные строительством в конце 1997 г.»

26 декабря 2000 г. принят Федеральный закон № 149-ФЗ «О присвоении столице Республики Ингушетия наименования — Магас».

«11 июня 1999 г. в Магасе прошли торжественные мероприятия, посвященные 7-летию со дня образования Республики Ингушетия и открытию столицы республики – города Магаса. В этот день состоялось приуроченное к открытию Магаса заседание Совета Ассоциации „Северный Кавказ“. В заседании совета и открытии города принял участие председатель Правительства Российской Федерации Сергей Степашин, руководители всех северокавказских республик и федеральные министры. Гостям и жителям республики было показано подготовленное режиссером Суламбеком Мамиловым театрализованное представление „Гибель и возрождение Магаса“».

«Вскоре имя ингушской столицы стало тиражироваться. 13 ноября 1999 г. был спущен на воду в Санкт-Петербурге танкер усиленного ледового класса „Магас“ нефтяной компании „Лукойл“. Аэропорт Ингушетии получил название „Магас“. Были и другие социальные субъекты под именем „Магас“».

Книга Беслана Костоева, одного из тогдашних лидеров ингушей, под названием «Преданная нация» немного проливает свет на подноготную саги о наименовании:

«Что касается пресмыкающейся перед „афганским“ генералом Р. Аушевым ингушской прессы, то она организовала самую широкую кампанию, как назвать эту самую ингушскую „столицу“. Предложения сыпались как из рога изобилия. Аушевы без ложной скромности предлагали назвать столицу именем Руслана Аушева. Однако всех в стремлении выслужиться перед генералом превзошел Суламбек Котиев, „режиссер-журналист ТВ, политолог“, как он себя именует в своей публикации в газете «Сердало» за 18 мая 1994 года. Предлагая название будущей „столицы“ Ингушетии, „режиссер-журналист ТВ, политолог“ пишет дословно следующее: „Руслан-Аре — Русланово поле. Поле Руслана Аушева — первого Президента Ингушетии, действительно начиналось отсюда, с этих простор, т. к. предки его жили рядом с будущей столицей с незапамятных времен. И сегодня Аушевы в Сурхохах составляют большинство. Любимец россиян, легендарный герой, блистательный генерал и просто добрый, красивый человек, обаяние, человечность, честность, мужество и стойкость которого признаны всемирно и всенародно. Он при жизни занял достойное место на подиуме российского Олимпа великих людей XX века. Вспомним. В первые же часы ингушской трагедии 1992 года он появился как молния (Р. Аушев прибыл на третий день конфликта вечером.— Б. К.) в черной ночи и засверкал над Кавказом, чтобы высветить врага и показать его миру. Он взвалил на свои плечи муки и страдания истерзанного ингушского народа в самый критический момент его очередной трагедии. Он поднял его дух неистребимый на дыбы. Дух — верхом на коне! — сказал он ингушам. — Разве и не такое видали предки наши! Измученные горем люди на глазах выпрямлялись, поднимая головы к Солнцу и только росинки слез искрились на непокоренных лицах ингушей. Битва за Солнце продолжается. Впереди — Руслан Аушев. А это значит — мы победим“.

Для вящей убедительности мы сохранили стиль и пунктуацию сего господина, утверждающего к тому же на страницах чеченской газеты „Свобода“ за 22—28 июля 1994 года, что он 50 лет занимается проблемой репрессированных ингушей. Спешим уведомить читателей, что С. Котиев не занимался судьбой репрессированных ни один день, никогда не входил в ингушское народное движение. В каком движении находился „режиссер-журналист ТВ, политолог“, ему лучше знать самому. Относительно названия будущей „столицы“ Ингушетии могу сказать, что зря старался господин С. Котиев. сообщила газета „Сердало“. Оттуда же 31 августа 1994 года на прошедшем 27 августа 1994 года „очередном съезде народа Ингушетии“, то есть открытом „пленуме“ партии генерала Р. Аушева, она будет называться Магас, а может, и Этруск, как предложил нам это название „столицы“ ИР М. Ахильгов, зять бывшего главы Администрации Президента и нынешнего спикера парламента Р. Плиева».

Как видно из приведенного отрывка, 27 августа 1994 г., ингуши еще не решили кем они хотят быть – предками осетин («Магас») или предками итальянцев («Этруск»). Но Италия далеко, а осетины близко, и, спустя 4 года, выбор был сделан в пользу названия разрушенной столицы Алании. К чести Аушева, он отмел предлежания назвать город в свою честь. 3 апреля 1998 г. Народным Собранием — Парламентом Республики Ингушетия принято постановление «О наименовании столицы Республики Ингушетия — город Магас». Это и есть дата, когда безымянная стройка в Ингушетии стала называться именем столицы Алании.

Когда же осетины решили вернуть одной из своих республик историческое название? Трудно сказать, отдельные голоса раздавались еще в советское время, но оформленная дискуссия на эту тему началась раньше 94-го года (когда, собственно, к названию республики и было добавлено слово «Алания»), и даже раньше 92-го г. Судя по всему, речь о конце 80-ых. В газете «Социалистическая Осетия» от 23 ноября 1990 г. была опубликована статья Владимира Кузнецова «Осетия или Алания», в которой автор выразил свое мнение об уже ведшейся тогда дискуссии.

Утверждение, что осетины решили переименовать (а точнее возвратить историческое название) свою республику после того, как ингуши назвали свою столицу «Магасом» – выдавать желаемое за действительное. Это всего лишь элемент внутриингушской пропаганды и борьбы за аланское наследие.


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики