TOP

Хроника текущих событий (XTC) — первый в СССР неподцензурный правозащитный информационный бюллетень. Распространялся через самиздат. Первый бюллетень был выпущен 30 апреля 1968 года. XTC выпускалась в течение 15 лет, с 1968 по 1983 год; за это время вышло 63 выпуска «Хроники». Её редакторы подвергались репрессиям.

***

Обсуждение проекта Конституции в Грузии

24 марта республиканская газета «Заря Востока» опубликовала проект Конституции Грузинской ССР. Статья 75 проекта гласила:

«Грузинская ССР обеспечивает употребление в государственных и общественных органах, культурных и других учреждениях грузинского языка и осуществляет всемерную заботу о его развитии. В Грузинской ССР на основе равноправия обеспечивается свободное употребление во всех этих органах и учреждениях русского, а также других языков населения, которыми оно пользуется. Какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются».

В республике началось «всенародное обсуждение» проекта. Специальная сессия Верховного Совета Грузинской ССР по принятию Конституции была назначена на 14 апреля. В ходе обсуждения проекта многократно выдвигалось предложение оставить в новой Конституции положение действующей Конституции о том, что грузинский язык является государственным языком. Среди выдвинувших это предложение — известный языковед академик [Акакий] Шанидзе (80 лет). В Тбилисском университете и во многих институтах под этим предложением стали собирать подписи.

За несколько дней до открытия специальной сессии стали распространяться слухи о готовящейся студенческой демонстрации. В университете появились листовки. За день-два до 14 апреля некто Чхаидзе обратился в КГБ: «Спасите дочь — погибает!» Ее спасли — сделали обыск и отняли листовки.

Вечером 13 апреля в городе чувствовалось необычное оживление. В этот вечер был приведен в боевую готовность 8-й полк внутренних войск. В этот же вечер председатель Конституционной комиссии, первый секретарь ЦК КП Грузии Э. Шеварднадзе созвал деканов и ректора университета и сказал им: «Берегите нашу молодежь, наш золотой фонд, наше будущее. У нас есть печальный опыт 56-го года. (В 1956 г. в Тбилиси была расстреляна просталинская демонстрация — Хр.) А что касается вашего героя Гамсахурдиа — он на днях выступит по телевидению и признается, что он — агент иностранных разведок».

14 апреля демонстрация началась у здания университета и прошла по проспекту Руставели к Дому правительства, где заседала сессия Верховного Совета. В демонстрации участвовало несколько тысяч человек. Демонстранты несли плакаты с лозунгами «Родной язык!», читали стихи грузинских классиков о языке. Некоторые участники выкрикивали «Свободу Гамсахурдиа!», однако другие останавливали их. Проходя мимо здания КГБ, кто-то воскликнул: «Котэ, Котэ, где твой сын?» (как бы обращаясь к покойному Константинэ Гамсахурдиа).

Вдоль пути демонстрации с интервалом в 10 метров стояли солдаты 8-го полка и милиция. Через каждые пять минут проезжали милицейские машины. Напротив здания университета милиционер и человек в штатском вели прямой репортаж из телефонов-автоматов.

Около 3 часов дня к зданию университета подошла милицейская машина, и из нее кто-то прокричал в мегафон: «Ваше предложение принято! А если вы мне не верите, если сомневаетесь в моих словах, то сейчас вам это объявят по телевидению». В это же время на проспекте Руставели разные лица обращались к демонстрантам и уговаривали их разойтись, поскольку их предложение принято. Министр внутренних дел воскликнул: «Хоть раз в жизни поверьте!» Наконец, перед демонстрантами выступил Шеварднадзе. Он зачитал текст утвержденной статьи 75:

«Государственным языком Грузинской ССР является грузинский язык. Грузинская ССР осуществляет заботу о всемерном развитии грузинского языка и обеспечивает его употребление в государственных и общественных органах, учреждениях культуры, просвещения и других. В Грузинской ССР обеспечивается свободное употребление в этих органах и учреждениях русского и других языков, которыми пользуется население. Какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются».

И произнес короткую речь. Примерно в это же время из здания типографии вынесли оттиски с текстом статьи и стали раздавать их в толпе. После этого демонстранты стали расходиться. На следующий день был арестован кинооператор Автандил Имнадзе, проводивший киносъемку демонстрации.

***

Из доклада Шеварднадзе на «конституционной» сессии: «В ходе обсуждения внимание общественности привлекла ст.75 проекта, которая была сформулирована в новой редакции. Мы много думали над этой статьей, поступило немало заслуживающих внимания предложений. Мы провели изучение общественного мнения среди представителей рабочих, колхозного крестьянства, интеллигенции, среди студенчества, молодежи в целом. ЦК КПГ, Конституционная комиссия в целом, руководствуясь принципом преемственности и исходя из демократической природы нашего общества и Конституции, с учетом итогов всенародного обсуждения проекта Конституции пришли в период подготовки к этой сессии к тому выводу, что целесообразно оставить в силе известную формулировку действующей Конституции, которая грузинский язык провозглашает языком государственным».

***

В Конституциях других республик аналогичной формулировки нет.

Источник: «Хроника текущих событий» №49.

Суд над Гамсахурдиа и Коставой

С 15 по 19 мая Тбилисский городской суд рассматривал дело Звиада Гамсахурдиа и Мераба Костава, обвинявшихся в «антисоветской агитации и пропаганде» (ст.71 УК ГССР). Председательствовал в суде заместитель председателя Тбилисского горсуда А.В. Кобахидзе, в качестве государственного обвинителя на суде выступал помощник прокурора ГССР Г.А. Угулава, защитниками подсудимых были адвокаты М.В. Алхазишвили и О.Ш. Николаишвили.

***

Судебные заседания происходили в помещении Верховного суда ГССР. В зале — 126 мест; во время процесса в нем стояли телевизионные камеры. На заседание пропускали по пригласительным билетам, но билеты зги были не именные и, например, преподавателям университета получить их было не очень трудно. Из родственников в зале присутствовали жена З. Гамсахурдиа Манана, мать Мераба Коставы и его восемнадцатилетний сын Ираклий. В последний день пустили бывшую жену Мераба Русудан Беридзе. Около здания, где происходил суд, собиралось человек по 50-100.

***

Подсудимые обвинялись в изготовлении, хранении и распространении антисоветской литературы. Большая часть Обвинительного заключения относилась к Звиаду Гамсахурдиа. Ему инкриминировались распространение и, в некоторых случаях, размножение «литературы»: «Архипелага ГУЛаг», сборника «Мир и насилие», книги Сахарова «О стране и мире», сборника статей П.Г. Григоренко «Мысли сумасшедшего», статьи Ю. Орлова «Возможен ли социализм нетоталитарного типа?», выпусков 32-34 «Хроники текущих событий», нескольких номеров издающейся в Париже газеты «Русская мысль» и др.

Мерабу Коставе инкриминировались статья о книге Сахарова «О стране и мире» (Хр.45), письмо в защиту Старчика, статья «Месхи-турки или месхи-грузины» (Хр.41), перевод на грузинский работы Шафаревича «Социализм», книги Сахарова «О стране и мире» и вышеупомянутой статьи Орлова. Кроме того, обоим подсудимым инкриминировалось издание нескольких «клеветнических» журналов, особенно журнала «Сакартвелос моамбе» («Вестник Грузии»; Хр.45).

Согласно сообщению АПН, подсудимые на протяжении нескольких лет систематически изготовляли, размножали и распространяли антисоветские листовки. Стремясь придать своей антисоветской деятельности систематический характер, Гамсахурдиа и Костава в 1976 году организовали нелегальный выпуск так называемых «журналов». В них помещались материалы, содержащие клевету на внутреннюю и внешнюю политику советского государства, возвеличивались лица, которые в годы второй мировой войны вели вооруженную борьбу против СССР на стороне фашистской Германии, пропагандировались изготовленные подсудимыми и другими авторами антисоветские материалы вплоть до листовок заграничной эмигрантской организации НТС (Народно-трудовой союз) с призывами к борьбе с советской властью.

***

Отвечая на вопросы судьи, Гамсахурдиа сказал, что он признает себя виновным и раскаивается; Костава на оба вопроса ответил отрицательно.

Давая объяснения по предъявленному обвинению, Гамсахурдиа выступил с двухчасовой речью (по отзывам присутствовавших, говорил он с обычным своим красноречием). Он сказал, что сначала не признавал себя виновным, но, подумав, понял, что действительно нарушал советские законы. Он признает себя виновным в распространении антисоветской литературы, хотя не все, что они распространяли, было таковым. Его взгляды по многим вопросам изменились, но в вопросах религии, образования и языка он считает себя по-прежнему правым — его национально-патриотические взгляды не изменились.

Судья: Об этом с вами никто не спорит.
Гамсахурдиа: Верно, и я благодарен за это.

Гамсахурдиа сказал, что все факты, перечисленные в обвинительном заключении, верны. Раньше он полагал, что все наши недостатки вызваны особенностями нашего строя — теперь понимает, что это неверно. Он ориентировался только на международные пакты, а на советские законы не обращал внимания — и вот он их нарушил. Гамсахурдиа познакомился с людьми, имеющими «самиздат». Такова человеческая психология — что запрещено, то и привлекает. Много литературы изготавливается за границей. Там пишут, что мы живем плохо. Это неправда: у грузинского крестьянина, как правило, есть собственная машина.

Гамсахурдиа выразил сожаление, что распространял «Архипелаг ГУЛаг»: эта книга написана с большой злобой; ее автор все видит в черном свете; он забывает, что 37-й год признан ошибкой; 37-й год был виной отдельных личностей, а не системы. Гамсахурдиа сказал, что у него ко всему было негативное отношение, а человек должен прежде всего видеть хорошее. Он хочет, чтобы общество и суд убедились, что он — не враг. Он понял, что должен уважать закон или же уехать за границу. Его называют диссидентом, но это неверно. Он не хочет жить за границей и никогда не был сторонником капитализма. Гамсахурдиа заявил, что он дважды встречался с Белоусовичем (первый секретарь посольства США — Хр.) и получал от него литературу, но это не значит, что он выполнял чье-то задание. (Согласно тому же сообщению АПН, Гамсахурдиа «отметил пагубное влияние, которое оказали на него американцы Белоусович, Шиплер, Френдли».) Гамсахурдиа сказал, что на Западе всячески стараются доказать, будто там лучше, но это не так. Отрицательные явления есть всюду. На Западе анархия, убивают президентов, убили Моро. Он пришел к выводу, что так поступать, как поступал он, нельзя. Путь, который он выбрал, не совместим с патриотизмом. «Патриот должен идти официальным путем. У нас есть такие пути. Я говорю все это не потому, что испугался тюрьмы, — я осознал свою вину».

Судья: Чем вызвано ваше покаяние? Не оказывалось ли на вас во время предварительного следствия какое-нибудь воздействие?
Гамсахурдиа: Воздействия не было. Я подумал, проанализировал свою позицию и понял, что она была ложной.
Судья: Какие передачи зарубежного радио вы слушали?
Гамсахурдиа: «Голос Америки», «Немецкую волну», «Свободу». «Свободу» глушат и правильно делают — ее передачи сильно искажают нашу действительность.
Судья: Что вы знаете об этих станциях?
Гамсахурдиа: Что их финансируют западные разведки. Например, «Свободу» финансирует ЦРУ.
Судья: Использовали ли они в своих передачах ваше имя?
Гамсахурдиа: Да.
Судья: А с чем же вы тогда были не согласны в статьях советской прессы?
Гамсахурдиа: С тем, что я работал по заданию западных разведок.
Судья: Какую литературу распространял Костава?
Гамсахурдиа: Работу Шафаревича «Социализм».
Адвокат: Передавали ли вы сами свои статьи на Запад?
Гамсахурдиа: Нет.
Адвокат: До конца ли вы поняли вредный характер распространяемой вами литературы, особенно — книги Солженицына?
Гамсахурдиа: Раньше я этого не понимал, теперь понял. В решении собрания Института литературы, в котором я работал, говорится, будто я сказал, что не прекращу издание журнала. Это неверно. Я сказал, что его издание зависит не только от меня. Я теперь выбрал свой путь. Я не жду от суда никаких поблажек. В начале предварительного следствия я не давал показаний, но потом мне предъявили много документов, и я стал давать показания. Мераба беспокоит, что подумают, будто он дал показания. Мераб только подтвердил факты и сделал это по моей просьбе. Я все беру на себя. Мераб не был соредактором журнала «Сакартвелос моамбе».
Судья: Какие права человека вы защищали?
Гамсахурдиа: Я ошибался.
Прокурор: Вы раскаиваетесь?
Гамсахурдиа: Да.
Прокурор: Когда вы осознали свои ошибки?
Гамсахурдиа: Через несколько месяцев после ареста
Адвокат: Ваше покаяние — чистосердечное или оно может впоследствии измениться?
Гамсахурдиа: Я не прошу, чтобы вы поверили моему слову. Не стоит доказывать, что ничего не изменится.

Во время речи Гамсахурдиа пораженная Манана воскликнула: «Звиад! Опомнись! Ты понимаешь, что ты делаешь?», на что он, обернувшись к ней, ответил: «Это ты не понимаешь, о чем говоришь!»

***

Костава начал свое выступление с заявления: «Ничего из того, что мы делали, мы не скрывали; под каждой статьей мы подписывались. Поэтому наша деятельность не была нелегальной». Он сказал, что до марта 1978 г. он, считая свой арест несправедливым, вообще не давал показаний. Потом по просьбе Гамсахурдиа он подтвердил эпизоды, в которых участвовал. Возражая Гамсахурдиа, Костава сказал, что свои статьи он писал по собственной инициативе, а не по его заданиям, и был равноправным соредактором журнала «Сакартвелос моамбе». Он заметил также, что ни на предварительном, ни на судебном следствии он не сказал ничего такого, чего должен был бы стыдиться. Костава сказал, что у него нет никаких претензий к следователям. Книгу Сахаров он перевел, потому что хотел иметь ее на грузинском языке. «Кое в чем я с Сахаровым не согласен, — сказал он, — но отношусь к нему с огромным уважением».

Судья: Считаете ли вы книгу Сахарова антисоветской?
Костава: Я воздержусь от ответа на этот вопрос.
Судья: Является ли ваша статья о месхах антисоветской?
Костава: Я ее такой не считаю.
Судья: Вы говорили, что тюрьмы и психбольницы полны борцами за справедливость.
Костава: Раньше было именно так, теперь положение немного улучшилось. Например, когда я был в психбольнице (в Тбилиси, на психиатрической экспертизе — Хр.), из политических я там был один.
Судья:. В своем журнале вы напечатали листовку НТС. В этом вы тоже не раскаиваетесь?
Костава: Эта листовка была раскритикована, не будучи опубликованной. Я считаю правильным сначала напечатать, а потом критиковать.
Судья: А статья о генерале Маглакелидзе? (Во время войны Маглакелидзе перебежал к немцам и организовал «грузинский легион», был выкраден агентами Берии; его не судили; последние годы жил в Грузии, работал адвокатом — Хр.)
Костава: Возможно, публикация этой статьи была преждевременной, хотя будущими историками судьба Маглакелидзе будет, вероятно, восприниматься так, как нынешними — судьба Георгия Саакадзе (возмущение в зале); кроме того, уважение к сильному и умному врагу с древних времен характеризует человека — вспомните, например, Эсхила и Гомера. Что касается моей статьи о сельском хозяйстве, то я по-прежнему считаю, что крестьянам должна быть предоставлена возможность личной инициативы. Этот вопрос еще ждет решения. Не решен также вопрос о месхах.

***

На суде допросили 21 свидетеля. Среди них был доставленный в суд под стражей Виктор Рцхилидзе (Хр.44, 45, 48). Были допрошены также люди, участвовавшие в массовом ксерокопировании «Архипелага ГУЛаг» (Хр.38). Во время суда Гамсахурдиа всячески старался выгородить Коставу, вмешивался при его допросе. Суд вынес обоим одинаковый приговор: по 3 года лагерей и 2 года ссылки.

***

21 мая «Правда» опубликовала сообщение ТАСС под заголовком «Преступники наказаны» о суде над Юрием Орловым и о суде над Гамсахурдиа и Коставой. 24 мая «Литературная газета» напечатала большую статью Гурама Глданели «Тень в пустыне» о Звиаде Гамсахурдиа.

***

24 мая в помещении Тбилисского УКГБ был зарегистрирован повторный брак между Мерабом Коставой и его бывшей женой Р. Беридзе. Русудан Ивановна Беридзе — доцент механико-математического факультета Тбилисского университета. Их сын Ираклий Костава окончил 2-й курс этого факультета.

***

После суда по Центральному телевидению было показано «покаянное» выступление Звиада Гамсахурдиа (ср. «Обсуждение проекта Конституции в Грузии» в Хр.49). Американские корреспонденты Пайпер и Уитни написали в своих статьях, что, по мнению людей, близких к З. Гамсахурдиа , его выступление сфальсифицировано. 28 июня Гостелерадио СССР возбудило против них в Московском городском суде иск по ст.7 ГК РСФСР «Защита чести и достоинства» («Правда» от 29 июня).

2 июля член Христианского комитета защиты прав верующих в СССР Глеб Якунин сделал заявление для прессы: «Я, священник Глеб Якунин, свидетельствую, что жена моего друга Звиада Гамсахурдиа Манана, а также другие лица по ее поручению во время телефонных разговоров из Тбилиси рассказали мне, с просьбой передать иностранным корреспондентам, что во время свидания Мананы в тюрьме со своим мужем после демонстрации его „телепокаяния“ Звиад Гамсахурдиа утверждал, что никаких заявлений перед телекамерами не делал и не имеет представления о том, как оно было создано».

Находящийся во время процесса над Юрием Орловым около здания суда член Грузинской группы „Хельсинки“ Исай Гольдштейн, приехавший из Тбилиси, выражал уверенность в неправильности информации, которая передавалась официальными источниками о суде над З. Гамсахурдиа. Появившееся „телепокаяние“ вызвало подозрение, что оно — фальшивка, сфабрикованная с целью дискредитировать Гамсахурдиа в глазах грузинского народа. Это подозрение усиливалось, в частности, тем, что, как сообщила Манана, бросалось в глаза явное несоответствие внешнего вида Звиада Гамсахурдиа, изображенного на телеэкране, физическому состоянию его в суде и на свидании, где он был худым, бледным, изможденно-больным. Возникло предположение, что «телепокаяние» создавалось в начальной стадии предварительного следствия и явилось плодом фотомонтажа эпизодов, снятых скрытой камерой…

18 июля состоялось заседание Московского городского суда, рассматривавшего иск Гостелерадио. На этом заседании в качестве свидетеля выступил З. Гамсахурдиа («Известия» от 19 июля). Его выступление в суде было заснято и передавалось по Центральному телевидению.

***

М. Костава подал в Верховный суд ГССР кассационную жалобу. Суд оставил ее без удовлетворения. В середине августа Костава прибыл в 37 Пермский лагерь. З. Гамсахурдиа кассационной жалобы не подавал. Президиум Верховного Совета ГССР в порядке помилования изменил ему приговор, заменив неотбытую часть наказания на 2 года ссылки. С 26 июля он отбывает ссылку в пос. Кочубей Кизлярского р-на Дагестанской АССР. Ему вернули имущество, изъятое на обыске при аресте. Он назначен на должность, на которой ему полагается вести культпросветработу среди грузинских пастухов, отгоняющих стада на дагестанские пастбища.

***

По словам Гамсахурдиа, линия, которую он проводил на следствии и на суде, его «раскаяние» объясняются тем, что в противном случае, во-первых, ему был бы вынесен «максимальный» приговор, который вызвал бы в Грузии народные волнения, на что власти ответили бы жестокими репрессиями, подобными тем, которые были в Грузии в 1956 г. после ХХ съезда; во-вторых, тогда пострадали бы многие связанные с ним люди, о деятельности которых КГБ было известно; в-третьих, тогда были бы уничтожены все те положительные результаты, которых он и его друзья добились своей деятельностью. Гамсахурдиа говорил также, что он пошел на компромисс с КГБ и в результате добился ареста епископа Гайоза (Хр.34), прекращения артиллерийского обстрела монастыря Давид-Гареджа (Хр.38), открытия трех церквей и сохранения в Конституции статьи, объявляющей грузинский язык государственным (ср. Хр.49).

О своем «покаянном» выступлении по телевидению Гамсахурдиа сказал, что это была запись на видеомагнитофон, сделанная с его согласия следствием: «Вот сейчас вы говорите одно, а где у нас гарантия, что на суде вы не поведете себя по-другому?». По его словам, выступая в Московском городском суде в качестве свидетеля, он не смог сказать того, что хотел, — судья и прокурор не дали ему этого сделать. Кроме того, он рассчитывал на присутствие на суде корреспондентов-ответчиков, которые зададут ему вопросы.

Источник: «Хроника текущих событий» №50.

События в Грузии

30 марта, в день открытия съезда грузинских писателей, в Тбилиси, перед Домом правительства состоялась демонстрация с лозунгами «Прекратить преследования грузин в Абхазской АССР», «Соблюдать 75-ю статью Конституции ГССР» (о грузинском языке — Хр.49), «Свободу А.Маркозиа», «Солидарность с молодыми грузинскими писателями», «Установить в Тбилиси памятники царю Давиду Строителю, царице Тамаре, Цотне Дадиани».

Из зала съезда к демонстрантам вышел Шеварднадзе Он обещал для обсуждения требований демонстрантов устроить в университете публичную дискуссию и пригласить на нее их представителей.

20 апреля в актовом зале университета Шеварднадзе встретился с сотрудниками университета. В зал сумело попасть лишь несколько участников демонстрации.

18 мая во дворе университета собрались люди для передачи Шеварднадзе «Требований», однако студентки Тамара Чхеидзе, Маринэ Кошкадзе, Нана Кабакидзе и абитуриентка Марика Багдавадзе, несшие в университет текст «Требований», были задержаны на пути в университет. Их отвезли в Телави и 6 дней продержали в гостинице «Интурист». Люди, собравшиеся во дворе университета, были разогнаны.

20 мая Звиад Гамсахурдиа (Хр.50, 61) передал в приемную ЦК КП Грузии экземпляр «Требований» и следующее письмо Шеварднадзе:

«Поскольку Вы обещали представителям нашей молодежи и интеллигенции, что примете от них устные и письменные требования в связи с национальными проблемами и ответите на их вопросы, на основе опроса общественности составлены требования, которые одобряет абсолютное большинство нашего народа, что в случае надобности будет подтверждено массовыми подписями. Текст требования передаю Вам на русском языке, чтобы Вы ознакомили с ними Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежнева».

***

«Требования грузинского народа» (6 стр.) состоят из 5 разделов. Раздел «В связи с грузинским языком» содержит 6 пунктов:

1. Выполнить все требования письма грузинского народа от 10 июня 1980 года относительно грузинского языка и обучения истории в грузинских школах и вузах Груз. ССР.

2. Провести в жизнь 75-ю статью Конституции Груз. ССР, согласно которой грузинский язык является государственным языком в Груз. ССР. Во всех учреждениях делопроизводство, собрания и митинги вести на грузинском языке, параллельно усматривая интересы русского языка. На территории Груз. ССР всюду установить грузинские надписи.

3. Обеспечить снабжение издательств Груз. ССР достаточным количеством бумаги (особенно для учебников высших и средних учебных заведений).

4. Увеличить удельный вес (количество часов) радио- и телепередач на грузинском языке, улучшить их качество с точки зрения освещения злободневных национальных проблем. Построить новый усиленный ретранслятор, который улучшит слышимость радиопередач во всех районах Грузии (включая Саингило).

5. В тбилисском топографическом техникуме на грузинском секторе упразднить обучение геодезии на русском языке, Увеличить грузинские секторы в политехническом и других институтах, Пресечь намерение уменьшения грузинских секторов в институтах, как это предусматривают некоторые проекты.

6. В Груз. ССР создать специальный завод или производственную мастерскую для выпуска машин с грузинским шрифтом.

Раздел «В связи с Абхазской АССР» содержит 9 пунктов:

1. Выполнить все требования, изложенные в письме грузинского народа от января 1981 года относительно Абх. ССР.

3. В Абхазской ССР упразднить фактически существующий паспортный режим против грузин, который запрещает прописку грузин на территории Абх. ССР. На территории автономной республики, в особенности в Гагрском и Гудаутском районах, жителям грузинской национальности предоставить право на разделение семей, строительство новых домов.

4. В Гудаутском районе семье Б. Чаладзе, убитого провокаторами-сепаратистами, назначить государственную помощь в виде увеличенной пенсии, построить дом, поскольку убийца отказывается выплачивать алименты. Также назначить пенсию и построить дом семье искалеченного провокаторами-сепаратистами бульдозериста Р. Модебадзе, так как он лишен трудоспособности. Объективно расследовать дела относительно убийств Джеджелава и братьев Чихрадзе.

5. В нынешнем году занести в титульный список управления охраны памятников культуры Груз. ССР все те памятники культуры Грузии на территории АССР, которые лишь формально взяты государством под охрану и нуждаются в серьезном уходе (приблизительно пятьдесят памятников, на самом деле в титульный список занесено лишь три памятника).

Раздел «В связи с Саингило» (часть Восточной Грузии, ныне входящая в состав Азербайджанской ССР) содержит 21 пункт:

1. Необходимо, чтобы комиссия, выделенная правительством СССР для изучения вопроса о Саингило, встретилась и беседовала бы с теми ингилойцами-грузинами, которые отсылают письма и заявления в официальные инстанции СССР, а не только с теми лицами, которые занимают официальные должности. Работа комиссии должна принять характер опроса населения.

2. Прекратить притеснение и дискриминацию грузинского населения Саингило. Прекратить уничтожение садов и виноградников грузин, снесение их домов с целью искусственного заселения освобожденных участков азербайджанцами и дагестанцами. Пресечь такое заселение, запланированное в ближайшее время на территории деревни Кешхутан, на участке, где прежде были сады и виноградники грузин.

3. Грузинам-ингилойцам предоставить право на разделение семей, предоставить им годные земельные участки для поселения в Кахском районе.

4. Вернуть национальность и настоящие фамилии тем грузинам-мусульманам, которые в Кахском, Закатальском и Белоканском районах паспортизированы и статистикой обозначены как азербайджанцы.

5. В указанных районах учредить активный и постоянный контроль с целью пресечения террора, жертвой которого являются грузины-ингилойцы, провести объективное расследование уже совершенных преступлений.

10. Предоставить населению Кахского района грузинскую газету, выделить грузинский столбец в закатальских и белоканских районных газетах.

11. Населению Саингило предоставить возможность смотреть грузинские телепередачи. Без отсрочки принять постановление о строительстве телевизионной вышки в Цителцкаро. Телефонную линию Саингило присоединить непосредственно к Груз. ССР, поскольку связь с Грузией через Баку требует много времени, а иногда и невозможна.

12. Грузинским художественным и научным коллективам предоставить право на посещение Саингило.

13. Восстановить шефскую комиссию Саингило в АН Груз. ССР, закрытую грузинским правительством в 1973 году.

21. Прекратить повреждение и уничтожение памятников грузинской культуры на территории Саингило. Узаконить участие грузинских специалистов в археологических раскопках на территории Саингило.

Раздел «В отношении Месхети и Джавахети» содержит 5 пунктов:

1. Ускорить строительство автомобильной дороги Батуми–Адигени, аджарцам предоставить возможность поселяться в Месхети и Джавахети.

5. Проживающим и работающим в совхозе Насакирали месхам А. Курадзе и М. Хозреванидзе предоставить официальные полномочия для организации переселения месхов в Грузию (из различных республик СССР). Делу переселения месхов уделить официальный ход.

Раздел «Общие национальные проблемы» содержит 10 пунктов:

1. Установить в Тбилиси памятники царю Давиду Строителю, царице Тамаре, герою грузинской истории Цотне Дадиани, основоположнику грузинской литературы Якову Цуртавели, великому грузинскому писателю и педагогу Якову Гогебашвили.

2. С территории монастырского комплекса Давид-Гареджа (Хр.38, 42) перенести артиллерийский полигон, который уничтожает уникальный памятник культуры.

3. Осуществить в ГССР 50-ю статью Конституции о свободе совести, законодательство о культах, указ Президиума Верховного Совета ГССР от 16 марта 1977 года об удовлетворении требований верующих в связи с открытием церквей. Прекратить преследование тех верующих, которые требуют открытия церквей.

8. По болезни и преклонному возрасту освободить из заключения Н. Самхарадзе (Хр.61).

9. Упразднить общую отметку аттестата, как причину всякого рода протекционизма и взяточничества в средних школах.

10. Устроить всенародное обсуждение вышеизложенных требований.

***

14 октября, во время религиозного грузинского праздника, в Мцхете милиция не пустила в храм Свети-Цхавели группу людей. Одного задержали. Несколько человек отправились в милицию, чтобы выяснить, что с ним. Милиционеры вырвали из этой группы З. Гамсахурдиа, посадили в машину и увезли. Выпустили его в 3 часа ночи.

Источник: «Хроника текущих событий» №63.


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики