TOP

Журналист Марк Дейч (1945–2012) привлек мое внимание, к сожалению, уже после своей смерти, когда в его родной газете «Московский Комсомолец» разгорелся скандал. Напомню его суть (цитата по lenta.ru):

«Ролик под названием „Скандальные факты продажности журналистов МК“ был опубликован на YouTube 19 февраля 2013 года. В аннотации к ролику говорится: „Журналисты Московского Комсомольца за деньги и взятки публикуют любые материалы по заказу клиента. Все это происходит под носом у бессменного главреда Павла Гусева“».

Данный инцидент отличался от всех прочих тем, что, по утверждению автора, на видео было задокументировано получение денег за написание статьи в «МК» о войне в Южной Осетии «с точки зрения Грузии». В объектив камеры попал и Марк Дейч – фигура знаковая, оттого и приметная. Поэтому резонансное обвинение приобрело еще большее значение.

Стоит отметить, что это не первое обвинение известного журналиста в «заказухе». Например, в рейтинге «10-ти самых коррумпированных журналистов России» на сайте RussiaMediaMonitor.com Дейч занял 7-е место. Сам же Марк Михайлович имел весьма оригинальный взгляд на проблему публикации т.н. «джинсы́» («заказухи»). В интервью сайту Jewish.ru он заявил следующее:

«Отношусь к ним [заказным материалам] нормально. Я считаю, что заказной материал плох, а вернее, журналист, который выполняет заказ, лишь в том случае, если он берется за все подряд. Если он всеяден, он – плохой журналист. Я допускаю заказные материалы в том случае, если журналист не противоречит своим принципам».

11851_original

(картинка по запросу «Марк Дейч»)

Пикантность словам Дейча придает «особая роль», которую он сыграл во времена осетино-ингушской войны 1992 г. Как пишут сами ингушские авторы, Марк Дейч был в числе тех журналистов, которые «душой прониклись к ингушской проблеме». Следует отметить, что про проникся московский журналист с глубоким знанием дела. Даже сейчас, спустя много лет после войны, Марк Дейч – конечное направление большинства ингушских ссылок на «нейтральные» информационные источники. Боле того, с годами трогательная связь между Дейчем и его подопечными приобрела практически семейный характер. В качестве примера можно привести статью о рейде ингушских боевиков на Назрань летом 2004 г. Дейч сначала прозрачно намекнул на место, в котором надо искать корни ингушского терроризма, заявив, что федеральные войска, преследовавшие уходящих без помех боевиков, остановились на «границе с Северной Осетией» и «дальше не пошли», а потом прямо указав, что «рядовые боевики — „пушечное мясо“ —  вербовались в Северной Осетии, в Карачаево-Черкесии, в Южной Осетии». Далее Дейч прямо указывает, что данные ему поставлял некий, судя по всему, превратно понявший его слова о журналистской «всеядности», источник:

«По имеющимся у меня сведениям (источник тот же), значительная часть террористов базировалась в 11 селах Южной Осетии, туда же, на свои базы, они вернулись после рейда на Ингушетию. Согласно тем же данным, именно в Южной Осетии скрываются и Шамиль Басаев, и другой известный „полевой командир“ — Доку Умаров. Здесь же вполне легально действует Мовлади Удугов и возглавляемый им штаб Шуры — верховный орган власти ваххабитов. Если все это так, в наши представления о конфликте между Грузией и Южной Осетией должны быть внесены серьезные коррективы».

Иначе говоря, по мнению Дейча, Ингушетию в 2004 г. атаковали не свои же собственные боевики, а десант «осетино-карачаево-черкесов» из Южной Осетии во главе с лидерами чеченских террористов. По иронии судьбы, Басаев в итоге был убит именно на территории Ингушетии, где, судя по всему, и скрывался.

Сетуя на циркулирующие после теракта в Беслане слухи, Дейч писал: «„Ингушские семьи уехали из Беслана за неделю до первого сентября. Они знали, что произойдет“. Такова была вторая злонамеренная сплетня, запущенная в Осетии уже после развязки». Нельзя, конечно, исключать, что теоретически в Беслане могли гостить какие-то отдельные ингуши, но я, коренной бесланец, никогда не слышал ни о каких ингушских семьях в Беслане, за исключением одной, но ассимилированной еще в советское время, и, естественно, никуда не уезжавшей.

Надо отдать должное ингушскому руководству, деятельность заслуженного журналиста не осталась без высокого внимания, и  «в ноябре 2007 года Народное Собрание Республики Ингушетия наградило Дейча почётной грамотой „За большой вклад в дело укрепления дружбы между народами, правдивую информацию и гражданскую позицию в своей журналистской деятельности“». Вызывает уважение, что старания Дейча не забыли в Ингушетии и после его смерти:

«Проводить Дейча в последний путь пришли представители ингушской диаспоры, с которыми он работал бок о бок, освещая осетино-ингушский конфликт. Они назвали Марка „братом ингушского народа“ и рассказали, что намерены обратиться к главе республики с просьбой о присвоении Марку Дейчу высшей награды Ингушетии — „За заслуги перед Отечеством“. Кроме того, в честь него хотят назвать одну из улиц в столице — городе Магасе».

От лица администрации сайта «Zilaxar», заявляю о присоединении ко всем инициативам, увековечивающим заслуги Марка Михайловича перед ингушским народом.


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики