TOP

Северная Осетия за весь анализируемый период имела положительное сальдо миграции с Закавказскими республиками, и в первую очередь, с Грузией. В миграционных связях с регионами России наблюдалась обратная картина, а именно из Северной Осетии в эти регионы уезжал значительно больше людей, чем приезжал из этих регионов. Особенно это касается миграционных связей с Краснодарским и Ставропольским краями и с Ростовской областью. Все это надо учесть при разработке и реализации региональной демографической политики.

***

Автор: Бестаева Л. И.

Преобразования, происходящие в России со второй половины восьмидесятых годов прошлого века, направленные на становление рыночных отношений путем «шоковой терапии», не могли не привести к резкому снижению уровня жизни населения. Сложилась такая социально-экономическая ситуация, аналогов которой трудно найти в мировой истории. Страна, имеющая огромные природные ресурсы, значительный промышленный потенциал, довольно развитую социальную сферу и передовую в целом науку, оказалась в глубочайшем экономическом и социальном кризисе.

В результате реформ отмечено беспредельное ухудшение по всем социальным параметрам: падение реальных доходов, ухудшение структуры потребления благ и услуг, рост безработицы и преступности, резкое имущественное расслоение населения, рост бедности.

Удельный вес людей находящихся за чертой бедности в 2000 году в России составлял 29, а в Северной Осетии – 32%.

О глубине социально-экономического кризиса, сопровождающего реформирование общества, можно судить по складывающейся демографической ситуации. Демографические показатели достаточно определенно позволяют проследить за изменением уровня жизни населения и других социально–экономических характеристик в стране и отдельных ее регионах.

Анализ демографической ситуации на любом территориальном уровне, как правило, начинается с изучения динамики численности и структуры населения. Именно на динамике общей численности фокусируются результаты естественного и механического движения населения.

Соответствующие статистические материалы свидетельствуют о том, что, несмотря на сложную социально – экономическую и политическую ситуацию, численность населения Северной Осетии в течение последнего десятилетия прошлого века увеличивалась довольно быстрыми темпами (таблица 1).

Таблица 1

Таблица 1

В течение рассмотренного промежутка времени численность населения республики в целом увеличилась на 107,3%. Это довольно высокий темп роста. Особенно обращает на себя внимание опережающий темп роста сельского населения, что объясняется особенностями миграционных процессов постсоветского периода и характерен для многих регионов России. Резкое выделение из общей тенденции 1992 года объясняется тем, что в состав постоянного населения сначала включили вынужденных мигрантов, а потом опять исключили.

За 1990–2000 годы численность мужчин в республике увеличилась на 111,7%, а женщин на 106,8%. К концу данного периода мужчины составляли 47,5%, а женщины 52,5% от общего числа населения.

На этом промежутке времени соотношение масштабов рождаемости и смертности уже не способствовали росту населения. Прирост населения республики был обеспечен главным образом в результате миграции: сначала за счет вынужденных мигрантов из республик бывшего Советского Союза, а последние годы за счет возвращения ингушских беженцев. Наша республика твердо обосновалась среди тех субъектов федерации, где происходила депопуляция населения. Депопуляция населения в республике началась в 1996 году. В этом году численность умерших в республике превысила численность родившихся на 471 человека, а в 2000 году – уже на 1400 человек. Депопуляция усугублялась как за счет снижения рождаемости, так и за счёт повышения смертности (таблица 2).

Таблица 2

Таблица 2

Коэффициент естественной убыли в первом случае составлял (–) 0,7 на тысячу человек населения (промилле), а по последним данным (–) 2,2 промилле. В начале рассмотренного периода в республике родилось 11,0 тыс. человек, а в 2000 г. – 7,2 тыс. человек, то есть уменьшение составило 34.5%. За этот же период численность умерших увеличилась на 2,4 тыс. человек, то есть на 39,8%. Естественный прирост от 4,8 тыс. человек превратился в естественную убыль и составил (–) 1,4 тыс. человек.

Последнее десятилетие для всех субъектов Северного Кавказа характерно постепенное сокращение показателя естественного прироста населения, сокращение рождаемости и увеличение смертности.

Неблагоприятная демографическая обстановка сложилась в Краснодарском крае, где коэффициент естественной убыли в 2000 году составлял 14,6 промилле, в Ростовской области 6,3 промилле, в республике Адыгея 5,9 промилле, в Ставропольском крае 4,6 промилле и т.д.

Намного лучше обстоит дело в соседних республиках. В 2000 году коэффициент естественного прироста в Кабардино- Балкарии составил — (+) 0,5 промилле, в Дагестане- (+) 10,2 промилле, в Ингушетии — (+) 12,9 промилле7.

В отмеченных республиках демографические показатели воспроизводства населения традиционно были лучше, чем в нашей республике, однако такой большой разницы, как в последние годы, раньше не было зафиксировано.

По мнению специалистов, одной из основных причин сегодняшней напряженной демографической ситуации в России является нарушенная возрастная структура населения и тем самым дефицит потенциальных матерей.

Анализ демографической ситуации показывает, что низкий удельный вес молодых людей – значительная, но не основная причина уменьшения рождаемости, как в России, так и в Северной Осетии. Дело в том, что рождаемость быстро снижается и среди молодых женщин.

Интенсивность рождаемости быстро снизилась среди всех женщин в возрасте 20–34 лет, но особенно выделяется наиболее репродуктивно-активная возрастная группа 20 – 24 лет. Среди них коэффициент рождаемости в течение 10 лет уменьшился в 1,6 раза – от 156,8 до 96,7 рождений в расчете на тысячу женщин этого возраста.

В данном случае факторы и причины надо искать в социально-экономической сфере страны или региона.

Резкое снижение рождаемости среди молодых женщин, среди женщин с высоким репродуктивным потенциалом свидетельствует об отсутствии эффективной демографической политики в стране и отдельно взятом регионе.

На основе возрастных коэффициентов, как правило, рассчитывается и анализируется так называемый суммарный коэффициент рождаемости. Он характеризует среднее число рождений у одной женщины в течение всей жизни при сохранении существующих уровней рождаемости в каждом возрасте, независимо от смертности и изменений возрастного состава4. Как правило, устанавливается критический уровень данного показателя. Критический уровень обеспечивает простое воспроизводство населения, сохранение стабильной численности без вмешательства миграции. Ниже этого уровня численность населения уменьшается, а выше – обеспечивает ее расширенное воспроизводство.

По мнению большинства специалистов, критический уровень суммарного коэффициента в современной России составляет 2,12 рождений в среднем на одну женщину1.
Часто рассчитывается и анализируется также, так называемый, специальный коэффициент рождаемости. Он показывает интенсивность рождений среди женщин фертильного возраста (15 – 49 лет).

За 1990 – 2000 годы суммарный коэффициент рождаемости в Северной Осетии снизился от 2,22 до 1,44 рождений в среднем на одну женщину, а специальный коэффициент – от 72,3 до 40,3 рождений на 1000 женщин фертильного возраста.

В 1990 году суммарный коэффициент обеспечивал расширенное воспроизводство населения, а в 2000 году не обеспечивал даже простое воспроизводство населения, не способствовал сохранению стабильной численности населения республики. В результате постоянного уменьшения уровня рождаемости, значительно снизился удельный весь детей, что является важной предпосылкой уменьшения трудового и демографического потенциала республики в будущем. В 1990 году дети (0 – 15 лет) составляли 26,8%8 населения, а в 2000 году значительно меньше – 23,3%3.

Повышение смертности также вызвано не только старением населения, но и повышением смертности в трудоспособном возрасте или же в более молодых возрастных группах. Среди молодежи в возрасте 15–19 лет коэффициент смертности в 2000 году составил 1,2 на 1000 человек соответствующего возраста, в возрасте 20–24 лет – 2,0, в возрасте 25–29 лет– 2,8 промилле. Еще десять лет назад эти коэффициенты были намного меньше: 0,7 промилле, 1,3 и 1,9 промилле соответственно. За отмеченный период смертность среди населения трудоспособного возраста увеличилась от 5,2 до 5,9 промилле. Как во всех странах и регионах, так и в Северной Осетии уровень смертности дифференцирован по полу. Начиная с 15 – летнего возраста смертность мужчин намного выше, чем смертность женщин, и это расхождение постоянно увеличивается, особенно в молодых возрастных группах.

По данным 2000 года, коэффициент смертности среди мужчин в возрасте 20–24 лет был в 3,8 раза больше, чем среди женщин, в возрасте 25– 29 лет – в 6,1 раза. В целом в наиболее демографически активном возрасте, от 18 до 34 лет мужчин умерло в 5,5 раза больше, чем женщин.

Эти и другие данные свидетельствуют о катастрофически высокой смертности молодых мужчин в республике. В России в целом данная разница составляла 4,1 раза.

Высокая разница смертности между мужчинами и женщинами, особенно в молодых возрастных группах, естественно отражается на средней продолжительности жизни.

В 2000 году средняя продолжительность жизни в Северной Осетии составляла 67,9 лет, в том числе у мужчин – 61,6 лет, у женщин – 74,5 лет, то есть женщины жили в среднем на 12,9 лет больше. За десять лет средняя продолжительность жизни среди мужчин в республике уменьшилась на 3,6 лет, среди женщин – на 1,3 года, в целом в республике – на 2,8 лет.

Уровень социально–экономической развитости того или иного региона, помимо средней продолжительности жизни, сильно отражается и на уровне детской смертности.

В 1999 году коэффициент младенческой смертности в Северной Осетии составлял 17,2 промилле, в Дагестане – 22,6 , в Ингушетии – 34,4 , в Кабардино – Балкарии – 16,3, а в целом по России – 16,9 промилле2.

Имеется большой резерв для дальнейшего снижения данного показателя. Во многих развитых странах уровень детской смертности составляет 3–5 промилле. Значительной причиной снижения рождаемости и, тем самым ухудшения общей демографической обстановки, являются низкий уровень брачности и высокая интенсивность распада семей.

В уровнях брачности и разводимости в Северной Осетии происходят значительные изменения за анализируемый период, особенно в сельских местностях (таблица 3).

За анализируемый период брачность в Северной Осетии снизилась от 8,3 промилле, до 5,5 промилле. Особенно быстро уменьшается этот показатель среди городского населения. Показатель разводимости значительно больше среди городского населения. В целом, разводимость сохраняется на довольно высоком уровне.

Таблица 3

Таблица 3

Самая высокая интенсивность распада семей в республике была зафиксирована в 1991 году – 2375 разводов или же 3,6 на 1000 человек населения6.

В изменении численности и состава населения немаловажную роль играет миграция населения, её масштабы, направления и половозрастная структура.

При анализе отмеченных характеристик, как правило, в первую очередь изучается именно внешняя (для республики) миграция населения (таблица 4).

В течение одиннадцати лет в Северную Осетию из-за пределов ее границ на постоянное место жительство приехало 108,8 тыс. чел. Из республики за этот же период уехало 85,1 тыс. чел, то есть миграционный прирост составил 23,7 тыс. чел.

Таблица 4

Таблица 4

Северная Осетия за весь анализируемый период имела положительное сальдо миграции с Закавказскими республиками, и в первую очередь, с Грузией. В миграционных связях с регионами России наблюдалась обратная картина, а именно из Северной Осетии в эти регионы уезжал значительно больше людей, чем приезжал из этих регионов. Особенно это касается миграционных связей с Краснодарским и Ставропольским краями и с Ростовской областью. Все это надо учесть при разработке и реализации региональной демографической политики.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Борисов В. А. Демография. – М.: 2003.
2. Демографический ежегодник России. Стат. сборник. – М.: 2000. С 189–190.
3. Демографическая ситуация в РСО – Алания. Стат. сборник. Владикавказ 2008г.
4. Демография. Под. ред. Волгина Н. А. – М.: РАГС, 2007.
5. Игнатов В.Г., Бутов В.И. Южная Россия и ее регионы. – М.:ИНКЦ «МарТ»; Ростов на н/Д «МарТ», 2006.
6. Каберты Н. Г. Браки и разводы в Северной Осетии. Владикавказ. СОИГСИ 2008г.
7. Рязанцев С.В. Демографическая ситуация на Северном Кавказе. Ж. “СИ”. № 1. 2002.
8. Социальная сфера Осетии. Стат. сборник. – Владикавказ. 1999г. С. 6.

Источник: «Terra Economicus» (Экономический вестник Ростовского Государственного Университета), 2009, Том 7, № 1, ч. 2

Фото: Антон Агарков


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики