TOP

Оба громких дела, ознаменовавших короткое правление Тамерлана Агузарова, в эти дни получили продолжение. Оба были взяты под его личный контроль.

***

Дело Алана Цагараева.

В принципе, произошло то, что все и ожидали: по делу Цагараева назначили «стрелочника». Напомню, в своем материале об обстоятельствах этого убийства (у нас уже не осталось сомнений в том, что это было именно убийство) мы писали:

Что же следствие? Было возбуждено дело по статье «доведение до самоубийства». По этому делу проходит некий сержант Храпов Сергей Сергеевич, 1991 г.р. Как удалось Храпову за два часа довести до самоубийства Цагараева (отмечу, на 3 года старшего), думаю, ответит следствие.

«Окно как последний аргумент. Дело Цагараева»

И следствие ответило:

По версии следствия, перед этим старший сержант Сергей Храпов в присутствии других военных и по указанию заместителя командира по работе с личным составом Виталия Мурачева избил его в спортивном зале под видом спарринга. Следствие считает, что физическая боль и нравственные страдания вызвали у Цагараева «эмоциональное напряжение с последующим аутоагрессивным поступком»: выпрыгнув из окна третьего этажа казармы, он упал с высоты десяти метров и получил тяжелые травмы.

«Солдатами умирают. Во вторник Реутовский гарнизонный суд вынесет
приговор по делу о гибели срочника в дивизии Дзержинского»

Как видим следствие пошло по пути доказательства самоубийства по причине «эмоционального напряжения», вызванного «нравственными страданиями», ведь «Цагараев был трудным человеком «в силу свойств его национальности»», да и вообще был «склонен к нарушению дисциплины «в силу возраста и национальных особенностей»». Вот оно как! Из всего дела вытекает, что Алан погиб именно по причине своих «национальных особенностей» (каких?), отличающихся от «особенностей» его убийц.

Прения по делу состоялись в Реутовском гарнизонном военном суде 22 июля. Прокурор запросил для Храпова четыре года лишения свободы, для Мурачева — пять.

Казалось бы, справедливость восторжествовала — виновные будут наказаны. Однако не всё так просто — по факту такой обвинительный приговор будет вынесен в пользу стороны подсудимых. Им было выдвинуто обвинение в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а» и «в» части 3 ст. 286 УК РФ, т.е. за превышение полномочий, с применением насилия и с причинением тяжких последствий. Факт применения насилия очевиден и никем не оспаривается. А что же следует понимать под «Тяжкими последствиями» и что под этими словами понимает Российские суды?

Верховный Суд РФ дает ответ на этот вопрос в пункте 21 Постановления Пленума от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» а именно:

«Под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренным частью 3 статьи 285 УК РФ и пунктом «в» части 3 статьи 286 УК РФ, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.»

Получается в данном случае, Цагараев был не убит, а лишь «доведен до самоубийства». Родители Цагараева настаивают на том, что обвиняемые не просто избили солдата, а выкинули его из окна с целью скрыть содеянное. Если версия родственников потерпевшего верна (а мы считаем, что так оно и есть), то действия обвиняемых следует квалифицировать по статье 105 УК РФ, т.е. убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (жестокое избиение солдата) пункты «ж» и «к» части 2 статьи 105 УК РФ.

Сравним что могло грозить обвиняемым и что они, скорее всего, получат:

  1.  За преступление, предусмотренное пунктами «а», «в» части 3 статьи 286 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. В данном деле прокурор просит 4 и 5 лет.
  2. За преступление, предусмотренное пунктами «ж» и «к» части 2 статьи 105 УК РФ предусмотрено наказание в вид лишения свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо в виде пожизненного лишения свободы.

Нам представляется, что мы имеем тот случай, когда наказание не адекватно тяжести содеянного. Что касается фактора «национальных особенностей», то осталось только повторить уже написанное:

Подполковник Мурачев поздоровался с ним с «улыбкой» посмотрел на Цагараева и демонстративно сказал: «Что у вас какие-то проблемы?», наклонился и сказал: «Проучите его только осторожно без фанатизма» что было воспринято как то, что в отношении Цагараева необходимо применить физическое насилие, чтобы не остались синяки. Так же Мурачев сказал: «давайте снимайте это на видеокамеру, потом будем показывать это видео таким борзым осетинам как он, как таких борзых ломают тут в два счета».

Мы остались при своём мнении:

В принципе, было ясно с самого , что дело имеет отчетливый «межнациональный» оттенок, что автоматически выводит его в политическую плоскость. Пытались «сломать» Цагараева не как «Цагараева», а как кавказца, в назидание остальным «чуркам». Рискну предположить, что «сломать» не получилось, а не то был бы Алан сейчас жив.

Дело Владимира Цкаева.

Вслед за делом, в котором человек сам себя выкинул в окно, появилось дело, в котором человек сам себя убил об пол. Напомним как об этом писала пресс-служба МВД:

1 версия

версия 2

Последняя, третья экспертиза по «делу Цкаева», которая проводилась в Москве, дала однозначный ответ – смерть наступила из-за применения к задержанному насилия.

«Стали известны истинные причины смерти Владимира Цкаева»

В итоге произошел митинг родственников убитого у дома правительства. Дело это сопровождалось беспрецедентным очернением личности убитого и попытками травли блогеров, писавших об этом деле. Например, некий Виктор Савельев писал на сайте (и это единственная статья данного автора на сайте):

Все это вызвало горячий отклик со стороны жителей республики. Событие активно обсуждают в соцсетях. Однако, как это нередко случается с резонансными темами, трагическим обстоятельством воспользовались некоторые республиканские блогеры и журналисты, для которых чужая смерть, похоже, стала лишь очередным поводом для самопиара и шансом для получения некоей собственной выгоды. Их, по большому счету, не волнует ни судьба Владимира Цкаева, ни тяжелораненого омоновца Плиева. Подобные «аналитики», «общественники» и «борцы за справедливость» лишь усугубляют ситуацию, паразитируя на чужом горе.

«Ситуацию со смертью задержанного после допроса в Осетии используют далекие от трагедии люди»

Полицейские боты (типа ставшего мемом «Бачуки Габараева») из на полном серьезе вбрасывали информацию о «заговоре» против бывшего министра внутренних дел Ахметханове. Интересно, как себя чувствуют эти люди?

Определенные надежды на то, что дело «дело Цкаева» будет закрыто с положительным результатом, безусловно, есть. По нему объявлен в розыск девятый (!) подозреваемый. В федеральный розыск объявлен некий «27-летний оперуполномоченный отдела полиции УМВД РФ по Владикавказу».

Напомним, что за совершение данного преступления уже задержаны начальник отделения и семь сотрудников отдела уголовного розыска отдела полиции УМВД России по городу Владикавказу. По ходатайству следственных органов судом в отношении них избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и им предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий с применением насилия.

Девятый подозреваемый по «делу Цкаева» объявлен в федеральный розыск

В преддверии сентябрьских выборов в республике появилось продолжателей «курса Агузарова» (что бы это ни значило), и мы очень надеемся, что они не оставят семьи Цагараевых и Цкаевых один на один с их бедами.

UPD: уже после публикации данной статьи, Цагараевыми были присланы дополнительные материалы:

26 июля 2016 г. Реутовский гарнизонный военный суд под председательством ВрИД Габдрахманова И.Г. в открытом судебном заседании рассмотрев уголовное дело по обвинению военнослужащих в/ч 3186 подполковника Мурачева Виталия Викторовича и старшего сержанта контрактной службы Храпова Сергея Сергеевича в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ на основании которой приговорил Храпова С.С. признать виновным в совершении преступления предусмотренного статьей 286 ч. 3 п.п. «а», «в» УК РФ, с применением статьи 64 УК РФ и лишить свободы сроком на 3 (три) года и 6 (шесть) месяцев без дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима и Мурачева В.В. признать виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, на основании которой лишить его свободы сроком на 4 (четыре) года с лишением права занимать должности на государственной службе (в органах местного самоуправления, либо на военной службе) связанной с осуществлением функций представителя власти, либо иных организационно-распорядительных функций сроком на 2 (два) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. После приговора в зале суда подполковник Мурачев В.В. был взят под стражу. Прокурор просил 5 лет колонии для Мурачева и 4 года для Храпова.

Напомним, что по версии следствия 31.07.2015 года подполковник Мурачев В.В. отдал сержанту Храпову С.С. приказ избить-проучить Цагараева А.В., а после избиения Цагараев А.В. выбросился из окна 3 этажа казармы. 18 августа 2015 года он умер в госпитале не приходя в сознание. В роте разведки Цагараев находился 2 часа, его туда перевели с роты материального обеспечения в/ч 6909. В упомянутой роте он оказался как уже установлено по незаконному приказу начальника штаба в/ч 3186 Иваненко И.Т. который пояснил в своих показаниях, что поместил Цагараева в роту разведки в воспитательных целях. После случившегося подполковника Иваненко И.Т. вместо того чтобы привлечь к уголовной ответственности перевели в другой регион для дальнейшего прохождения службы как и многих военнослужащих данной части и роты разведки имеющих прямое отношение к убийству Цагараева. Так же одним из основных фигурантов дела Алана Цагараева является заместитель командира разведывательной роты по работе с личным составом Герасимов А.А., который так и не привлечен к уголовной ответственности.

Родные Алана Цагараева категорически не согласны с версией следствия и с показаниями военнослужащих роты разведки, что погибший солдат выпрыгнул из окна казармы, подтверждением чему являются противоречия в показаниях военнослужащих роты разведки в связи с их выдуманными обстоятельствами произошедшего, которые они заучивали по диктовку; противоречия в экспертизах уголовного дела, показания свидетелей которые видели момент выпадения Цагараева из окна, которые утверждают: «Он вывалился через подоконник, он не стоял на подоконнике и сам он не прыгал, упал он головой вниз ударившись об асфальт лег на левый бок близко к стене здания на расстоянии не более 50 см», но суд не учел данные ими показания как и многие обстоятельства свидетельствующие об убийстве. Эти показания были подтверждены в ходе судебного процесса. Родные Цагараева настаивают, что к смерти Алана причастны, по уже установленным обстоятельствам, военнослужащие: старший лейтенант Герасимов А.А., майор Чесноков А.Ю., подполковник Иваненко И.Т., майор Ульяницкий, лейтенант Михайленко, старший лейтенант Бахмат, сержант Калистратов, сержант Золотых, которые до настоящего момента не привлечены к ответственности. Родственники погибшего уверенны, что Цагараева избили, а затем выбросили из окна, чтобы избежать ответственности в случае смерти солдата от побоев и инсценировать самоубийство. У солдата диагностировали множественные повреждения. Врачи сообщали родственникам Цагараева, что причиной травмы стало не только падение, но и побои.

По словам адвоката семьи Цагараевых, Чиладзе Карло Вахтанговича, приговор будет обжалован в апелляционном порядке в Московский окружной военный суд в течении 10 дней со дня его провозглашения, с требованием вернуть дело на досследование, чтобы к ответственности привлекли всех виновных. Так же он подчеркнул, что семья будет делать все для того, чтобы были установлены истинные обстоятельства гибели Алана и все понесли заслуженное наказание. В зале суда во время предоставления последнего слова сержанту Храпову он заявил, что падение Цагараева не было самоубийством и попросил верить суд стороне потерпевшей, которая настаивает на том, что он сам не прыгал. Этого же мнения придерживается так же другой осужденный подполковник Мурачев В.В.

mLsiGmq7W10


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики