TOP

Русский мыслитель и филолог-классик Вадим Цымбурский на третий день августовской войны опубликовал небольшую статью под названием “О чем сегодня нужно говорить и о чем нужно молчать”. 

Она осталась незамеченной, хотя в целом последующие поколения, оценивая постсоветский период в России с позиции политической мысли, должны признать Цымбурского наиболее ярким и оригинальным ее представителем. В данной статье он предлагал отказаться от “окончательного” решения вопроса с Южной Осетией и Грузией и озвучивал свои варианты урегулирования конфликта, но интересна она не этим. Цымбурский обозначил в ней два крайне важных для будущего России, Кавказа и Осетии пункта, имеющих важнейший стратегический характер.

Первый – суверенная Грузия никогда не будет даже нейтральным по отношению к России государством, и любые попытки выстроить там что-то условно лояльное попросту смехотворны. Редкое для российского интеллектуала здравомыслие на фоне традиционного грузинобесия российских журналистов, артистов, писателей и прочей “интеллигенции”. Второй – в качестве государственности Кавказского хребта России (равно как и всем прочим, на самом деле) выгодно и разумно рассматривать только объединенную Осетию, и отказ от этого проекта со стороны российских и осетинских элит всегда будет соответствовать интересам других игроков. 

В Грузии мы не наберем своего лобби ни в коем случае. Мы никогда не хотели понять только одну вещь, которую надо было понять уже с конца 80-х и на этой основе строить всю нашу политику в отношении Грузии: какими бы ни были милыми отдельные грузины, Грузия в целом — это антироссийское государство, антироссийское по всем установкам своей элиты. Надежда, что мы выстроим сейчас какую-то вассальную Грузию, — это полный абсурд. 

Это тот абсурд, который когда-то погубил Ельцина, когда он сначала в 93-м году заморозил гигантское наступление северокавказцев — от чеченцев до казаков — на Грузию, а потом попросту бросил североосетинский проект, так называемый проект объединенной Осетии как государственности Главного Кавказского хребта. Бросил ради идеи вассального покровительства другу Шеварднадзе, ради той самой идеи единой вассальной Грузии.

Мы не можем быть безразличны к судьбе осетинского народа просто потому, что основная масса осетин живет все-таки в России. Мы потеряли Северную Осетию как самостоятельный политический субъект, очень интересный субъект, с очень интересными перспективами в 90-х. Мы ее поистине похерили, и в этом смысле осетинская обида на Россию очень велика, а после Беслана просто огромна! Но, так или иначе, мы ее перечеркнули. Теперь уже не Осетия, а Россия будет заниматься восстановлением Южной Осетии. 

В качестве самостоятельного политического субъекта Северная Осетия была утеряна, а проект объединенной осетинской государственности был свернут не только Ельциным и компанией, но и Ахсарбеком Галазовым и элитными группами севера и юга Осетии. Интересный, нужный образ будущего был убит жаждой наживы и спиртом, потонул в криминале и междоусобицах. Но пространство смыслов, о котором писал Цымбурский, никуда не делось. Именно вокруг него, уверен, только и можно выстроить в Осетии и на Кавказе нечто привлекательное и жизнеспособное. Иной порядок вещей всегда будет противоестественным. Пусть сегодня этот уровень мысли и задач далеко превосходит современный российский и осетинский (кавказский) дискурсы. Отказываться от него ни в коем случае нельзя.

Источник: Telegram-канал «Иллинойс»




Подпишись на правильные паблики