TOP

Оригинальное названиеПервый секретарь обкома, который стал для Южной Осетии „черным“». Автор: Игорь Дзантиев.

Читка. Южная Осетия, 1937 г.

7 июня 1938 года, в Сталинире (Цхинвале) состоялся пленум Юго-Осетинского обкома КП(б) Грузии, который рассмотрел, как тогда говорили, организационный вопрос. Первым секретарем Юго-Осетинского обкома партии единогласно был избран тов. Цховребашвили (Цховребадзе) Владимир Гедеванович.

В скобках указан еще один грузинский вариант написания осетинской фамилии Цховребов. И этим многое сказано. Присланный из Тбилиси новый правитель Южной Осетии считал себя грузином. И писал в паспорте именно так. Для карьерного роста.

Надо признать, что карьера ему на определенном этапе вполне удалась. После Южной Осетии Владимир Цховребашвили добрался до поста второго секретаря ЦК КП(б) Грузии и после смерти Сталина даже в течение полугода был номинальным главой государства — председателем Президиума Верховного Совета Грузинской ССР. Но вскоре был разжалован в начальники треста в Тбилиси, а после свержения Хрущева плавно выкатился на пенсию.

Воцарение в Юго-Осетинской автономной области Вл. Цховребашвили вошло в нашу национальную историю мрачной страницей. Его десантировали в Цхинвале осенью 1937 года после того, как было расстреляно все прежнее местное руководство [см. «Сталинский СССР: „Объединение Осетии — нелепая болтовня“»] и многие яркие представители югоосетинской интеллигенции. До пленума он исполнял обязанности первого секретаря, а на пленуме тут же ринулся рьяно «на добивание» тех, кого зачислили в стан врагов народа и многим из которых сам в подметки не годился.

Советский праздник. Сталинир, 1935 г.

Вот выдержка из отчетного доклада Вл. Цховребашвили на пленуме, которую он зачитал, даже не поперхнувшись от нагромождения заведомой лжи и фантастических измышлений.

«В Юго-Осетии была вскрыта и ликвидирована правотроцкистская контрреволюционная организация, возглавляемая бывшими секретарями обкома Таутиевым, Хубаевым и председателем ЦИК-а Джиджоевым и объединяющая все вражеские силы по области, как то: меньшевиков, троцкистов, гвардейцев, бичераховцев и прочую сволочь.

Эта контрреволюционная организация проводила вредительство в сельском хозяйстве, животноводстве, промышленности, народном образовании, в торговле, связи, здравоохранении и других областях и подготавливала вооруженное восстание против советской власти.

Они готовили террористический акт над руководителями партии и советской власти. Для этой цели гнусные предатели Таутиев, Хубаев и Джиджоев расставили вражеские силы таким образом: в Нарокмземе — Багаева Герсана, в промышленности — Гассиева Николая, в строительстве — Гаглоева Рутена, в Наркомпросе — Кулаева Сико, в торговле — Гика Абрама, в связи — Болотаева Давида, в Нарокмфине — Берзения Герасима, в юстиции — Гояева Михаила и Тедеева Иосифа, в Наркомздраве — Хугаева Дмитирия и в МТС — Джанаева Георгия.

По Сталинирскому району — Джатиева Харитона и Тедеева Владимира, по Знаурскому району — Каргиева Бекиза и Харебова Ило, по Ленингорскому району — Карселадзе Шалва и Плиева Арона, по Джавскому району — Бестаева Николая и Санакоева Григория.

Последние, связавшись с враждебными элементами советской власти, на местах вредили во всех областях социалистического строительства области.

Наша советская разведка, руководимая Сталинским нарокомом тов. Ежовым, под руководством партии, разоблачила этих гнусных предателей и раздавила железным каблуком».

В начальный период своей кипучей руководящей деятельности Вл. Цховребашвили особо отличился на творческом фронте. Уже при нем были разгромлены Союз писателей Юго-Осетии, репрессирован его первый председатель Чермен Бегизов (см. «Сико Кулаев и вопрос объединения Осетии»). Этим гнусным деяниям новоявленный первый секретарь также посвятил значительную часть своего отчетного доклада.

«Товарищи, как вам известно, продолжительный период в руководстве Союза советских писателей области сидели враги народа, которые вели подрывную работу в области литературы и искусства… Органами Нарокмвнудела Юго-Осетии была разоблачена группа агентов фашизма во главе с Беджизати Черменом и других», — заявил докладчик.

Он также сообщил членам пленума, что после раскрытия и ликвидации антисоветской группы, орудовавшей в ССП, областной комитет партии крепко занялся вопросами Союза писателей, руководить которым были выдвинуты товарищи из молодых кадров. Вл. Цховребашвили даже отметил их работу.

Чермен Бегизов (третий справа) с писателями Абхазии (третий слева — Георгий Гулиа).
Сталинир, июнь 1937 г.

В чем же состояла правильная линия для югоосетинских писателей? Оказывается, в насаждении грузинских произведений среди осетинского населения?

«Работники литературы области работают над переводом „Вепхис Ткаосани“ на осетинский язык, — с восторгом доложил товарищам по партии первый секретарь. И тут же обозначил дальнейший план: — Надо будет партийным организациям области крепко помочь им в работе, чтобы они могли бы справиться с такой большой задачей».

А в чем же провинились «фашистские агенты» Сико Кулаев и Чермен Бегизов?

«Союз советских писателей почти никакого участия не принял и не принимает в переходе латинского алфавита на новый осетинский алфавит на грузинской основе», — конкретизировал один из упреков Вл. Цховребашвили.

За неделю до пленума он провел заседание бюро Юго-Осетинского обкома партии, на котором узаконил большой «подарок», взращенный в националистических умах в Тбилиси. Согласно партийному вердикту, письменный осетинский язык официально и повсеместно в Юго-Осетии переводился на грузинскую графику.

«Решением обкома партии принят проект нового осетинского алфавита на грузинской основе, что облегчит в наикратчайший срок ликвидацию неграмотности и малограмотности. Мы должны решительно отказаться от чуждого нам латинского алфавита и перейти на новый и близкий нам грузинский алфавит», — произнес 75 лет назад Вл. Цховребашвили слова, которые в его представлении должны были сделать руководителя области исторической личностью, а сделали (особенно после распоряжения закрыть осетинские школы) изгоем, который навечно вошел в историческую летопись как «черный» первый секретарь.

Подтвердил эту репутацию и сын Владимира Гедевановича — Валнин (Валентин) Цховребашвили, которого в 1990 году также прислали в Цхинвал из Тбилиси в драматичный для Южной Осетии период, когда национал-шовинистический угар, раздутый Гамсахурдиа, уже разносил свой зловещий огонь. Но продержался в своем кресле Цховребашвили-младший совсем недолго — его смела волна народного, национально-освободительного движения, которая в итоге превратилась в очистительный «девятый вал» и закономерно привела после десятилетий труднейших испытаний к высшей справедливости — признанию государственности Южной Осетии.

 




Подпишись на правильные паблики