TOP

История «Дикой дивизии» является излюбленным сюжетом разного рода фальсификаторов. Например, долгие годы некоторыми недоброжелателями осетин распространяется миф о том, что «все горцы дивизии были всадниками, и лишь осетины – пешими». Иначе говоря, наличие пеших является неким «позором». Попробуем разобраться.

Действительно, «предполагалось создание дивизии, куда входили бы пять конных полков1 и один пеший батальон, состоявших из туземцев Кавказа». В итоге было сформировано на один полк больше: были созданы три бригады, «в каждую из которых входило по два полка: 1-я бригада – Кабардинский и 2-й Дагестанский конные полки; 2-я бригада – Чеченский и Татарский конные полки; 3-я бригада – Черкесский и Ингушский конные полки. Кроме трех бригад в дивизию входили и 2-й конно-горный дивизион и конно-подрывной отряд». Что касается пешего батальона, то он был создан, правда не из осетин, а из «аджарских племен Батумской области» и, соответственно, получил название «Аджарский пеший батальон». Однако он так и не был направлен в зону боевых действий, оставшись на Кавказе «для выполнения пограничных функций».

Почему же осетины не удостоились своего полка в дивизии? «Когда начала формироваться Туземная дивизия, то Осетинский полк в ней не был предусмотрен. Во-первых, уже существовал Осетинский конный дивизион (позднее развернутый в полк), во-вторых, в эту дивизию набирали добровольцев из мусульманских народов Кавказа, которые в России не подлежали воинской повинности».

«По введении общей воинской повинности на Кавказе, из осетин, новобранцев Терской области, образован особый эскадрон в составе 1-го Сунженско-Владикавказского конного полка Терского казачьего войска. В 1888 году образован второй эскадрон. 26 октября 1891 года оба эскадрона выделены из полка и соединены в отдельный дивизион, названный осетинским конным дивизионом» (в России численность эскадронов была принята в 128 коней).

Итак, у осетин к моменту формирования «Кавказской туземной конной дивизии» уже было свое кавалерийское подразделение в составе армии – Осетинский конный дивизион, выделенный из Сунженско-Владикавказского полка еще в 1891 г. Подразделение было развернуто в полк «в составе 6-ти сотен» в 1915 г. Количество всадников было увеличено примерно втрое. Важно, что дивизион был «причислен к регулярной2 кавалерии», в отличие от иррегулярной «Дикой дивизии», которая «после окончания боевых действий должна была быть расформирована». Безусловно, отсутствие отдельного Осетинского полка в дивизии не означало отсутствия там осетин, «в основном они служили в Кабардинском и Татарском полках». Например, три эскадрона Кабардинского полка возглавили осетины Асланбек Туганов, Григорий Козырев и Дохчико Кубатиев (сначала заменил раненного Асланбека Туганова, а потом возглавил другую сотню). Кубатиев отличился во время т.н. «наступления Керенского» (последнее наступление русских войск в Первой мировой войне), будучи в то время начальником штаба «Дикой дивизии». В Кабардинском полку служил родной брат генерала Эльмурзы Мистулова Хаджи-Омар. Отличились осетины и в других полках, например, Михаил Хоранов (сын «врага Коста» генерала Созырко Хоранова) – единственный из офицеров Татарского полка был награжден Георгиевским оружием. Его родной брат, Петр Хоранов, служил в той же бригаде, во 2-ом Дагестанском полку, «где за боевые отличия он был награжден Георгиевскими крестами 4-й, 3-й и 2-й степеней». В этом же полку возглавлял сотню осетин Борис Дзахоев, также награжденный Георгиевским оружием. Там же, во 2-ом Дагестанском полку, с отличием воевал (Георг. кресты 4-й и 3-й степени) знаменитый Георгий Кибиров, ликвидировавший знаменитого абрека Зелимхана. Во всех полках дивизии было по четыре сотни. Однако при Ингушском полку была созданная пятая, т.н. «абреческая» сотня, «в нее набирали бывших абреков, в том числе и родственников Зелимхана». Эту сотню и возглавил Кибиров, до её расформирования из-за больших потерь в одном из боев. Рядовые осетины также отличались, получая награды и звания.

Сделаем промежуточный вывод: осетинский народ с честью был представлен в «Дикой дивизии». Однако ограничивается ли этим участие осетин в судьбе подразделения? Отнюдь.

«В конце января 1917 г. дивизия из-за трудностей по доставке фуража была отведена в тыл и расположена по р. Прут в районе Коломия – Кургурлуй – Томай – Конкуй – Градище, где и оставалась до июня. В июне полки дивизии участвовали в боях под Калушем. Затем после отхода от Калуша дивизия перешла в Подольскую губернию. Здесь она получила приказ Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова от 21 августа 1917 г. о переформировании в Кавказский Туземный конный корпус»3.

Корпус создавался путем объединения «Дикой дивизии» с двумя Осетинскими полками и одним Дагестанским. Одну из дивизий нового подразделения возглавил, упоминавшийся выше, генерал Хоранов. Однако корпус не успел особенно повоевать, т.к. переформирование совпало с «Корниловским мятежом», в котором туземцы приняли активное участие, и «во избежание дальнейших осложнений, Временное Правительство приняло решение об отправке Кавказского Туземного конного корпуса на Кавказ, где он уже 3 января 1917 года оказался фактически распущен».

На этом можно было бы и закончить, но остается невыясненным, откуда взялся миф о том, что «единственные пехотинцы в „Дикой дивизии“ – осетины»?

«Сама Кавказская дивизия, до этого дислоцировавшаяся под Проскуровом, разворачивалась в Туземный корпус, в состав которого вошли шесть конных полков малого состава: Дагестанский, Кабардинский, Татарский, Чеченский, Ингушский и Черкесский. Дивизии были приданы Осетинская пешая бригада, артиллерийский дивизион, отряд конных пулеметчиков, два отряда медицинской службы и команда связи. Дагестанский и Осетинский полки, а так же бригада 3-й Кавказской дивизии должны были присоединиться к Туземной дивизии в районе станции Дно. Сложный процесс развертывания Кавказской Туземной дивизии в корпус проходил в ходе передислокации в вагонах железнодорожных эшелонов, что значительно усложняло этот процесс»4.

Стоит уточнить, что дивизию расширили за счет не одного, а «двух Осетинских конных полков, вошедших в состав 2-й бригады корпуса». Случай уникальный, потому что, кроме осетин, два конных полка в «Туземном корпусе» имели только дагестанцы, где, по воспоминаниям корнета Кабардинского полка Алексея Арсеньева, «были люди приблизительно около 20-ти разных наречий». Представляется, что нужно очень не любить осетин, чтобы увидеть пешую бригаду, в упор не замечая два конных полка.

Осетинская пешая бригада

Автор: Феликс Киреев

О подвигах сынов Осетии на фронтах первой Мировой войны написано немало. Хорошо известны герои-осетины, отважно сражавшиеся в рядах Терского казачьего войска, в Осетинском конном полку, в других частях Русской армии. Но редко упоминается Осетинская пешая бригада, сформированная по ходатайству осетинской интеллигенции. А ведь это – тоже страница боевого прошлого осетин.

Осетинская пешая бригада была сформирована согласно приказу начальника штаба Верховного Главнокомандующего от 18 июля 1916 года. Формирование ее шло в слободе Воздвиженской у Грозного на базе Терского казачьего войска.

Командиром бригады был назначен генерал-майор Виссарион Чиковани. Офицерский и унтер-офицерский состав отбирался из кадров Терского и Кубанского казачьих войск. Из казаков этих же войск состояли пулеметная, связная и саперная команды. Рядовые осетины поступали из многих районов Осетии, но главным образом из селений Дигорского и Алагирского ущелий.

На третий год войны, все те, кто хотел, уже давно были на фронте, поэтому большого энтузиазма осетины не проявили, и формирование бригады шло медленно. В то же время усилилась агитация против войны. Все это, а также конфликт командного состава и рядовых привел к восстанию в бригаде, для подавления которого пришлось присылать дополнительные части.

Несмотря на трудности, к концу января 1917 г. осетинская пешая бригада была сформирована. Но прибыла она в начале апреля на Юго-Западный фронт в состоянии полного разложения. Причиной этого была Февральская революция, известие о которой вызвало в бригаде волнения, которые закончились смещением начальника бригады, всех чинов штаба и уходом 150 человек команды связи и кадра сотен из кубанцев и терцев, всего 2400 человек. Для восстановления боеспособности бригады в нее стали переводить офицеров-осетин из других частей.

Временно бригаду и 2-й батальон возглавил прибывший из 84-го пехотного Ширванского полка подполковник Федор Такоев, а начальником штаба стал есаул 1-го Кубанского пластунского батальона Иван Валаев. Есаул Урусов командовал 1-м Осетинским батальоном, а полковник Штрандман — 3-м.

До 1 июня 1917 г. Осетинская бригада стояла в г.Котюжинске в резерве фронта. Затем ее перевели в Галицию в резерв 8-й армии, а в середине июня она заняла позиции в Карпатских лесах. Готовилось большое наступление, и бригаду спешно приводили в порядок. Прибыл новый начальник бригады полковник Алексей Баев. После 14-го Финляндского стрелкового полка, которым он командовал, вид бригады произвел на него удручающее впечатление. Обращаясь к подчиненным и по-осетински, и по-русски, полковник Баев энергично принялся поднимать боевой дух своих земляков, воодушевлять их. А бригаду в это время покидали последние офицеры-казаки: подъесаулы Абрезов и Андрианов: хорунжие Зекрач, Полтавский, Яковлев, Демченко, прапорщики Руденко, Колесников, Химуля, Шаталов, Лазурко, Зозуля. Им на смену из 14-го Сибирского стрелкового полка был переведен подполковник Георгий Кочисов, из других частей — подполковники Кирилл Кудзаев и Михаил Иванов (осетин), ротмистр Павел Кибиров, капитан Дзантиев, есаул Андрей Цугулиев, подъесаул Дзанчек Мистулов, хорунжий Борис Байтуганов, подпоручики Андрей Саламов и Борукаев, прапорщики Николай Сагутонов, Георгий Хетагуров, Ибрагим Абисалов и др.

18 июня армии Юго-Западного фронта атаковали противника, 8-я армия генерала Корнилова, прорвав фронт, овладела Галичем, Станиславовым. Осетинская бригада вела бои у деревни Хута, у высот 1808, 1817. Тяжело пришлось осетинам: саперного снаряжения не было, и окопы пришлось им рыть кинжалами.

Несмотря на первые победы, армия была уже не та, что прежде. Геройская гибель ударных частей, составленных большей частью из офицеров, оказалась напрасной. Войска, бросая фронт, в беспорядке стали отступать. Прикрывая отступление, Осетинская бригада с боями выходила из Карпат, сражаясь у Надворной, у Роводеште, Боян, Новеселицы и Липканы.

К концу июля 1917 г. бригаду перевели в резерв 8-й армии, а в сентябре, присоединив к Кавказскому Туземному корпусу, отправили в Терскую область. К этому времени пришли известия, что подполковники Кочисов и Такоев произведены в полковники, Кибиров стал подполковником, а Валаев – войсковым старшиной. Подпоручиками стали прапорщики Джелиев, Абациев, Хоруев, Корнаев, Туганов, Елбаев, Такоев, Салказанов, Цопанов, Бабиев.

18 октября 1917 г. во Владикавказе, на основании новых правил о Георгиевских наградах, офицеры бригады, отличившиеся в июльских боях, были награждены солдатскими Георгиевскими крестами 4-й степени. Этой награды удостоились: полковник Штрандман, подполковник Иванов, подполковник Кибиров, хорунжий Доцев, подпоручики Коченов и Цопанов, прапорщики Атаев, Агасиев, Цаликов.

Но эти награды уже не могли обрадовать офицеров. Армия, которой они посвятили всю свою жизнь, развалилась, обстановка на Тереке ухудшалась с каждым днем. Рядовые-осетины стали расходиться по своим домам. 21 февраля 1918 г. последовал приказ по Кавказскому Туземному Корпусу о расформировании Осетинской пешей бригады, и к концу мая она прекратила свое существование.

Примечания:

1«Согласно утвержденным штатам каждый конный полк состоял из 22 офицеров, 3 военных чиновников, 1 полкового муллы, 575 строевых нижних чинов (всадников) и 68 нестроевых нижних чинов».

2«Всеобщая воинская повинность появилась для жителей Северного Кавказа не сразу, в 1874 году был введен новый воинский устав – именно тогда вводилась всесословная и всеобщая воинская повинность, которая, однако, охватила не все регионы империи и не всех российских подданных. Действие нового устава не распространялось, например, на Финляндию (до 1878 г.), на население Туркестанского края, Камчатской и Сахалинской областей, некоторые отдаленные местности Сибири и т.д. Что касается кавказских мусульман – в 1887 г. вместо воинской повинности мусульманское население Закавказья, Терской и Кубанской областей было обложено специальным налогом (за исключением осетин-мусульман). Общий порядок призыва в армию был введен на Кавказе в 1893 г. – призванные в армию мусульмане несли службу в войсковых частях на родине, осетины – в составе Терского войска».

3Шкуро А. Г. «Гражданская война в России: Записки белого партизана». — М.: ACT: Транзиткнига, 2004.

4Васильев М. В. «Выступление Л.Г. Корнилова и Псковская губерния (август 1917 г.)». Псков, №33, 2010.


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики