TOP

Мне прислали ссылку на пост под названием «О защите осетин, ингушскими караулами от притеснения кабардинцев». Оказалось, представленный документ весьма популярен в среде ингушской патриотической общественности, и её представители не первый раз предлагают его для опубликования в общекавказские группы (например, «Единый Кавказ», «Kavkaz legion», «Кавказ.Факты» и т.д.). Думаю, нет необходимости объяснять мотивы столь низких поступков. Наибольший интерес представляет пост сообщества «Кавказ | Мир Вайнахов», где указан источник – публикация ингушского блогера Тамерлана Чахкиева. Этот деятель известен какой-то совсем уж феноменальной брехливостью, и поэтому удивительно, что в этот раз он привел реальный исторический документ, правда, снабдив его своими неуместными комментариями. К сожалению, Тамерлан удалил свой журнал, однако, кэш гугла сохранил для нас сей шедевр шутовской мысли:

Интересная выдержка из рапорта моздокского коменданта вышестоящему начальству. Обратите внимание на дату — 28 марта 1780 года.

Осетины терпящие притеснения от кабардинцев присылают делегацию в Моздок (Владикавказа еще нет) и просят позволения им переселится к реке Архон, поближе к Тереку на плоскости (у совр. Владикавказа). Комендант дает добро и просит ингушей, проживающих УЖЕ на Тереке обеспечить им безопасность и оградить их от нападок кабардинцев.

«<…> Сверх того и к балтовскому народу, которой состоит неподалеку от деревни Кубатии, онеж кабардинцы приезжали и собирают с них разной скот, какую оне тягость видя, и что оне впредь себя от того избавитца не могут; к томуж и не зачисленыб были ко обществу кабардинскому, те балтинцы со священником Прокопиевым сами нарочно приехали сюда ко мне и жаловались, причем и просили: по желанию своему с нынешнего места переселитца на реку Архон (которая течение свое имеет из гор, между реками Терском и Кубани), к стороне реки Терека и ближе сюда. И будет то место и селение называтца: по осетински Тутрова, по российски святого великомученика Федора Тирона. На что им и дано от меня позволение и приказано ингушевскому караулу их иметь в бережении (как она и разстояние от Ингуш будут в верстах десяти) и посещать разъездами, и не допущать кабардинцев к ним для притеснения <…>»

[Извлечение из рапорта Моздокского коменданта, подполковника В. Фромгольта генерал-майору Ф.И. Фабрициану, от 28 марта 1780 г. / РГАДА. Ф. 23. Д. 9. Ч. 4. Л. 104]

Сберегли, подполковник, ой как сберегли. А спустя год уже другой подполковник, Штедер, обнаружит этих беженцев в небольшом ингушском селение Заурово.

При этом угораздило его чиркнуть, что это первое место на его пути, где проживают осетины. Сегодня эту строку выбили на камне и в центре Владикавказа поставили)))) При этом интересно, что описывая селение Штедер пишет, что старшина селения — Гетта — проживает в замке с боевой башней, каменным домом и крепостными стенами, вокруг которых в глинянных мазанках и проживают осетины. А также указывает на родство своего проводника с Шолхи — Сайту — с Гетта. Вот и схема защиты переселенцев-осетин, когда ингуши расселяли их у своих крепостных стен или выставляли им свои караулы для охраны.

Оставим за скобками бедного Штедера, уже сотни раз обсужденного в других местах, а рассмотрим сам факт того, что именно ингушам поручили защиту осетин. Данный факт вызывает вопросы, ведь всего за 7 лет до написания вышеназванного рапорта, сами ингуши были под охраной караулов:

В том же 1773 году ингушевцы, будучи притесняемы и раззоряемы кабардинцами, отложились от них и прислали к генералу де Медему просить защиты и покровительства. Кабардинцы прислали также с объяснением, что ингушевцы издревле находились у них в подданстве и платили им подать, но ингушевские старшины утверждали, что хотя времянно платили они подать кабардинцам с каждаго двора по одному барану, а у кого нет, то по одну косу железа, однакож они подвластными им никогда себя не признавали, а тем паче не признают себя с того времени, как они поступили в российское подданство и многие из них приняли христианский закон.

Кабардинцы, соединясь с закубанцами, бесленейцами, кумыками, темиргойцами и прочими народами 37, собрались в числе 25 тысяч человек по сю сторону реки Малки, не далее как в 30 верстах от Моздока. Посему генерал де Медем, имея в команде своей, не более как 2342 человека регулярнаго и нерегулярнаго войска могущаго выступить против неприятеля, должен был согласится возвратить им тех захваченных 12 человек, которые и отправлены к ним с майором Черкаским.

Вследствие предписания, в том же рескрипте от 30 апреля даннаго 39, чтобы не раздражать более кабардинцов отклонением от них ингушевскаго народа, коего старшины сами признали, что платили им иногда подать баранами и железом, генерал-поручик де Медем приказал свести караул для защищения ингушевцов поставленный».

С. М. БРОНЕВСКИЙ

А вот что происходило чуть ранее:

… Особенно сильно страдали от нападений кабардинцев ингуши. В апреле 1760 г. владельцы Большой Кабарды Мисост Кургокин, Кази и Жанхот Бекмурзины с «братьями и… узденями своими» отогнали 900 баранов у ингушей, причем последние понесли потери убитыми и пленными. Осенью 1772 г. «Большой Кабарды владельцы злобствуя на них о том, что они отринувши их подданство отдались в полное защищение е.и.в. и принимают крещение отогнали у них полторы тысячи скота, а потом и войну объявили, прислали к ним обнаженную стрелу, с тем изъяснением, чтоб всех их попленить и жилища их сожещи» (Материалы по описанию истории Осетии – МПИО. Т.1. С. 152) … На настоятельные требования российских властей прекратить нападения на ингушей кабардинцы отвечали, что «ингушевский народ был издревле ими завоеван, и всегда они с них по обычаю подать брали, а ныне… не только не дают, но еще крадут у кабардинцев скот и увозят. И… иным способом с ними зделаться не можно, окроме того, чтоб их усмирить оружием» (Кабардино-русские отношения. М., 1957. Т. 2. С. 190) (С. 137)»

[Исторический вестник. 1 выпуск. Нальчик, 2005]

Выход ингушей (как и осетин) на равнину не был легкой прогулкой:

За речкою Сунжею, под самою подошвою гор, среди лесу, в смежности с чеченцами, есть малое число народов, именуемых карабулаки. Около Владикавказского, при подошве гор и в ущельях, в смежности с карабулаками есть народы числом более тех, именуемые ингушцы, сии обе нации идолопоклонники — самые несчастнейшие и беспрестанно обижены от прочих, смежных им магометанского закона народов. Они и сами также имеют промышленность всегда грабежами и разбоем. Часто случается, что как скоро сии народы выходят из своих гор и лесов на плоские места, для пахоты и посева проса, кабардинцы, чеченцы и кумыкские татары на них нападают — бьют, берут в плен и грабят весь их скот и имущество. Некоторые из них бывают от тех народов охраняемы малым числом заложников, за что и платят небольшую подать, и как сии народы никому из вышеописанных не принадлежат, то и не могут быть, покуда не примут магометанского закона, никогда спокойны.

И. П. ДЕЛЬПОЦЦО

Еще цитаты:

Частыя раззоренiя, наипаче от Кабардинцев им причиняемыя, побудили Ингушей в 1770 году предаться Россiйскому покровительству…

…Все вышеупомянутыя Кистинскiя колена, вместе с неизвестными, за исключением Чеченцов, собрать могут до 12,000 худо вооруженных воинов. Будучи разсеяны весьма тесно в местах гористых и большею частiю неудобных для хлебопашества и скотоводства, они живут в крайней бедности, которая умножается еще тем, что сильные народы, их окружающiе, Кабардинцы, Осетинцы и единоплеменники их Чеченцы, от коих они, так сказать, заперты в своих жилищах, не допускают их промышлять грабежем…

[Новейшiя географическiя известия о Кавказе, Собранныя и пополненныя Семеном Броневским. МОСКВА. В Типографiи С. Селивановскаго. 1823]

Остается непонятным как ингуши могли оказывать протекцию осетинам, если сами еще прибывали в печальном состоянии:

В 1773 г. здесь, в Малых и Больших Ингушах, побывал начальник миссионерской комиссии А. Лебедев, поездка которого была вызвана жалобами местного ингушского населения на притеснения со стороны кабардинских князей. Донося о результатах своей поездки кизлярскому коменданту Штендеру, А. Лебедев отмечал, что следствием этих притеснений было частичное переселение жителей Малых Ингушей в Большие Ингуши.

[Н.Г.Волкова «Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII – начале XX века»]

Только лишь с приходом Империи, положение ингушей улучшилось (что сейчас, конечно, отрицается). Из присяги на верность России, данной ингушскими обществами в 1810 г.:

10) Отныне впредь навсегда мы и потомство наше обязуется: Кабардинцам и прочим здешним мухаммеданского закона народам податей отнюдь никаких не платить, как было до сего. А ежели против сего преступим и будем давать подати оным, тогда российское начальство имеет с нами поступить яко с врагами своими.

В чем же подвох? Дело в том, что анонимный исследователь, спровоцировавший словесное недержание ингушского блогера, указывая место, где хранится искомый рапорт (РГАДА. Ф. 23. Д. 9. Ч. 4. Л. 104), «забыл» заглянуть в соседний ящик (РГАДА. Ф. 23. Д. 12. Ч. 1. Л. 301), где лежит документ под названием «Об „Ингушевском карауле“ из казаков».

9iOtCqZn0aU

Да, всё верно – «Ингушевский караул» не состоял из ингушей, подобно тому, как «Осетинская духовная комиссия» не состояла из осетин, а Кабардинский егерский полк не состоял из кабардинцев. «Ингушским» караул был назван потому, что уже нёс охрану ингушей, защищая от нападений всё еще сильных тогда кабардинцев. Интересно, какие чувства испытывали сыновья и внуки охраняемых, вырезая потом ослабленных войнами потомков своих защитников? Думаю, удовлетворенность.

Стремление ингушских активистов к «унижению» соседей, особенно перед лицом других кавказцев, играет, как обычно, с «патриотами» злую шутку. К сожалению, Ингушетия погрязла в агрессивном национализме.


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики