TOP

Беседовал Александр Тюменцев

Имя генерал-майора запаса Кима Цаголова хорошо известно в нашей стране по публикациям в прессе. Он — доктор философских наук, профессор, автор более двухсот научных работ. С 1981 по 1987 годы Ким Македонович находился в Афганистане. Позже он возглавил кафедру в Академии имени Фрунзе. В последние месяцы генерал занимался общественными делами, организовывал и руководил фондом социальной защиты военнослужащих, участвовал в других благотворительных акциях. Кстати, Цаголов, пожалуй, единственный генерал, который награжден высшей наградой Комитета защиты мира — медалью «Борец за мир»…

Мы с ним встретились в Северной Осетии, где генерал К. М. Цаголов возглавляет теперь Республиканскую гвардию. Поэтому первый вопрос был:

— Ким Македонович, что побудило вас возглавить Республиканскую гвардию Северной Осетии?
— Моей Родине, Северной Осетии, грозят территориальные потери. Я не мог оставаться в стороне, когда Верховный Совет республики принял постановление «О создании Республиканской гвардии» и когда мне предложили помочь ее сформировать, а затем и возглавить. Оставить свой народ в беде, когда может пригодиться боевой и жизненный опыт — это преступление.

— Как вы оцениваете ситуацию на юге России, в частности, в Северной Осетии?
— Я думаю, очень похоже на общую ситуацию в России. Совершенно ясно: сепаратистские тенденции в Советском Союзе нарастали не без участия России. Тогда она поддерживала центробежные тенденции в союзных республиках. Я понимаю, в определенной степени это диктовалось необходимостью борьбы с Центром. Россия словно забыла, что она сама федеративное образование. Или понадеялась на крепость экономических, культурных, да и семейных связей между народами? Мол, за столетия все так переплелось, что никто не рискнет резать по-живому… Однако некоторые слишком заворожены словом «суверенитет» и забывают о боли и жизни человеческой. Ситуацию на границе Северной Осетии и Ингушетии можно вы разить одной фразой: «Ни войны, ни мира». Провокаций со стороны ингушей полно. Количество жертв растет. Ни одна машина из Северной Осетии, попав на территорию Ингушетии, не возвращается обратно. Людей убивают, машины сжигают. Это вызывает напряженность в республике. Ввергнуть два народа в войну сейчас ничего не стоит. Но мы не можем действовать по принципу «око за око». И свято верим, что верх возьмет благоразумие.

— А какой путь урегулирования конфликта?
— Я думаю, есть только один путь — это стол переговоров, где все должны уважать объявленную декларацию о суверенитете каждой республики.

— Так что же мешает переговорам?
— Наверное, неподготовленность ингушской стороны. Насколько я знаю, руководство Северной Осетии к переговорам готово. Кстати сказать, принята декларация «О суверенитете Северной Осетии», где написано, что изменение границ возможно только через референдум и волеизъявление всего народа. Хотят ингуши объявить республику? Это их право, но — в рамках существующих границ. Отторгнуть же часть территории Северной Осетии никто из нас им не позволит.

— Участвовала ли Республиканская гвардия Северной Осетии в каких-либо боевых действиях?
— Выражение «боевые действия» не подходит к ситуации на границе республик. Республиканская гвардия формируется, обучается и одновременно вместе с подразделениями МВД участвует в мероприятиях по защите суверенитета республики. Кстати, показывает высокую степень организованности, сознательности и дисциплины. И я ею доволен.

— Как вы относитесь к дислоцированным в Северной Осетии внутренним войскам МВД РФ? Нужны ли они здесь?
— Сказать «не нужны» нельзя, так как дислокация войск определяется стратегическими планами. Другой вопрос, нужны ли в таком количестве? Это обременительно даже экономически. При современной мобильности войска в случае необходимости могут быть переброшены в короткий срок из центральных районов России.

— Каким принципом вы руководствуетесь при отборе в гвардию?
— Мы не гонимся за количеством, главное, качество. Районы сами рекомендуют и несут ответственность за призывников. В некоторых местах прошли митинги, где будущим гвардейцам сами трудящиеся дали наказ служить честно и добросовестно. Все наши офицеры — уволившиеся в запас или сокращенные из Вооруженных Сил, остаются в тех же званиях.

— Поясните, пожалуйста, в чем отличие Республиканской гвардии Северной Осетии от, скажем, Национальной гвардии Чеченской республики?
— Сейчас гвардии создаются, собственно говоря, во всех республиках. Это естественный процесс, его не надо бояться и бить в коло кола! Гвардия — своего рода атрибут суверенных государств, как знамя, герб, гимн. А отличие… Северная Осетия — республика многонациональная, и каждый считает своим священным долгом встать на защиту своей Родины. В этом смысле Республиканская гвардия набирается из представителей всех национальностей, проживающих здесь. Служат не только осетины, но и русские, армяне, украинцы, даже грузины есть. За исключением, конечно, ингушей, но это, я думаю, понятно. Опасность не в факте создания гвардии, а в ее направленности. А это уже зависит от политического курса той или иной республики. Если она проводит политику дружбы с другими государствами, целостности территории России, то и гвардия этому будет способствовать. Так что не надо путать разные гвардии, а надо посмотреть, каким целям они служат. Кстати, в постановлении Верховного Совета Северной Осетии прямо написано, что наша республиканская гвардия создается как составная часть Российской гвардии. Поэтому не надо россиянам так настороженно относиться к этой проблеме. Лично я вижу в этом хорошее подспорье для российских Вооруженных Сил, для МВД РФ. Фактически это дополнительный призыв мужчин от 20 до 40 лет.

Фото: пребывание Кима Цаголова в Южной Осетии (1990-1991), взято из архива Юрия Бетеева.


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики