TOP

Отрывки из книги Туаллагова А.Д. и Туаллагова А.А.«Цоцко Бицоевич Амбалов (историко-биографический очерк)».

z8wwpynvdri

ПРИ ЦАРЕ:

25 августа 1911 г. было подано ходатайство об открытии Ардонской библиотеки-читальни имени Коста Хетагурова, ответственным заведующим которой предлагалось утвердить «бывшего учителя» Цоцко Амбалова. Однако в ходатайстве было отказано по причине, указанной в резолюции Начальником Терской области:

«В ходатайстве учредителей Ардонской библиотеки и читальни имени осетинского поэта К. Хетагурова отказать, так как учреждение этой библиотеки, являясь средством к пробуждению национального самосознания осетинского племени, повело бы лишь к усугублению национальной обособленности среди окружающих народностей в ущерб безопасности и спокойствию области».

Подобные единообразные формулировки отказов («имеет целью развитие исключительно осетинской национальности», «направлено к пробуждению узко-национального самосознания осетинского племени», «направлено к обособлению осетинских национальных интересов», «послужит усугублению национальной розни между осетинами и другим населением») были вполне типичны для того времени и диктовались указаниями МВД.

ПРИ КОММУНИСТАХ:

Так, в составленной не ранее 13 апреля 1928 г. «Записке» начальника информационного отдела ОГПУ Н.Н. Алексеева в ЦК ВКП (б) о политико-экономическом состоянии национальных областей Северного Кавказа (направлена в Орграспредотдел ЦК ВКП (б) в связи с подготовкой на Оргбюро ЦК вопроса о работе парторганизаций Северного Кавказа) указывалось: «Идеологом движения по объединению (Северной и Южной Осетий — А. Г.) является Осетинский Институт Краеведения, ставший убежищем для всех быв. белых, безработных попов и всей старой реакционной интеллигенции. Из всех 60 человек, объединяемых институтом, почти нет ни одного, который в свое время не входил в состав партии «Коста» или «Осетинского Нац. Круга» (другое название партии «Коста»). Деятельность Института краеведения насквозь пропитана националистической идеологией и по сути дела является очагом националистического движения в Осетии. Издаваемые периодические труды института, журнал «Известия Осет. Института краеведения», всецело проникнуты националистической идеологией. Лингвистическое отделение института «обогащает» осетинский язык древнеосетинскими словами, непонятными массе. В этом случае используется местная газета «Растзинат» (пользуется успехом среди осетинской эмиграции). Особенного внимания заслуживают устраиваемые открытые заседания института, привлекающие обычно от 100 до 200 чел. осет. интеллигенции. На этих заседаниях научные исторические доклады сплошь и рядом принимают форму откровенной проповеди национально-демократических идей. Обычно публичные доклады сопровождаются концертами, составленными также в строго выдержанном национальном духе.

Главным проводником националистической идеологии в массы является осетинское сельское учительство. Редкий сельский учитель-осетин не имеет у себя и не выписывает «Известия Института». Из общего состава осетинского учительства 70% падает на бывшее белое офицерство, непосредственно после разгрома белых устремившихся в аулы и постепенно приспособившегося к новым условиям. Наиболее горячими сторонниками националистических устремлений являются старые педагоги, почти сплошь настроенные реакционно. Незначительная часть учительства из середняцкого крестьянства, хотя и настроена лояльно к советской власти, но на деле плетется в хвосте у большинства. Отсюда крайне нездоровое положение осетинской школы… В систему самого преподавания внесен националистический элемент — изучение на первом месте осетинской истории и обучение детей песенкам поэта Коста».

КОММЕНТАРИЙ «ZILAXAR»

Цоцко Амбалов был арестован ГПУ как «антисоветчик» и «буржуазный националист». Чекистские стукачи красочно расписывали, мол, «сетовал на засилье грузин в высших эшелонах власти», «Сталина ругал», был «немецким шпионом» (как же без этого?), «сопротивлялся при аресте» (якобы пытался отобрать у конвоира оружие, а второго чуть не задушил — неплохо для старика под 70 лет), ну а главное (данное обвинение встречается практически во всех доносах) — «выступал за объединение Северной и Южной Осетии». Каков мерзавец! Чекисты пытали Амбалова так, что он умер прямо в кабинете следователя. Задним числом его приговорили к «высшей мере наказания». Еще одна хорошая причина верить в ад — надежда, что псы, которые совершали эти преступления в нем горят.


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики