TOP

Автор: Егор Брацун (Бакаев)

Справедливо замечено, что «единица измерения истории – это человек». В XX в. по идеологическим и политическим причинам из истории России были вычеркнуты многие выдающиеся личности и целые социальные группы населения. Прежде всего, представители военных интеллигенций самых разных народов России. Не обошел этот процесс и осетин.

Осетинская военная интеллигенция дала России в XVIII-XX вв. множество выдающихся военных, учёных и писателей. Особая категория среди выдающихся осетинских военных – осетины-казаки из станиц Черноярской и Ново-Осетинской. Одним из самых выдающихся офицеров из указанной группы был генерал Козьма Иванович Занкисов (1823-1885). Его осетинское имя – Гуйман (иногда также указано имя «Григорий»). Фамилия в осетинской фамильной традиции, скорее всего, звучит как Дзанкисов (осет. Дзанкъисти) и была переиначена, вероятно, при переселении и переписи осетин в начале XIX в. в район нынешнего г. Моздока.

Личность К.И. Занкисова освещалась в трудах осетинских историков. В дореволюционный период о нем писал З.В. Сосиев, на современном этапе – Г.Т. Дзагурова и Ф.Х. Гунтов. Небольшой вклад в исследование данной личности внесла и кубанская историография в виде трудов историков И.Я. Куценко и В.Н. Ратушняка. Стоит, однако, отметить, что все указанные ученые касались очень личности генерала поверхностно. Например, период его службы на Кавказе в годы Кавказской войны XIX в. и вовсе не получил освещения. Не лишены некоторые труды и советской идеологической парадигмы в оценке «царских офицеров» – участников событий на Кавказе и в Царстве Польском в XIX в.

Новизна нашего исследования заключается в привлечении большого числа архивных и иных источников, ранее не введённых в научный оборот. Они позволят по-новому взглянуть на личность выдающегося, но забытого осетинского генерала середины XIX в.

Родился К.И. Занкисов 9 октября 1823 г. (по старому стилю), происходил из дворян Терского казачьего войска, вероисповедания православного. Стоит отметить, что в предыдущих исследованиях, прежде всего Г.Т. Дзагуровой, датой его рождения указывался 1821 год. Но точные его годы жизни 9 октября 1823 г. – 10 июня 1885 г. Они высечены на могиле генерала на старом кладбище станицы Черноярской, которую автор посетил в начале апреля 2016 г.

Краткое описание прохождения службы К.И. Занкисова в военных чинах.

В военную службу вступил в Горский казачий полк казаком 1 января 1842 г. Урядником служил с 31 декабря 1843 г. Произведён в хорунжие 4 июня 1848 г. За отличие против горцев произведён в сотники 28 ноября 1851 г. Предписанием наказного атамана Линейного казачьего войска от 8 октября 1852 г. за № 5113 утверждён начальником станиц Черноярской и Ново-Осетинской и вступил в эту должность 15 октября 1852 г. Командовал станицами по 6 марта 1854 г. Произведён в есаулы 18 декабря 1856 г. Представлением командира Горского полка от 7 марта 1855 г. назначен начальником тех же станиц и вступил в должность 13 марта 1855 г. По воле начальства командирован в Сводно-Иррегулярный дивизион 28 мая 1858 г. Прибыл в дивизион в Варшаву 6 сентября. По высочайшему повелению объявленному в предписании управляющего делами Императорской главной квартирой от 16 февраля 1860 г. № 188 прикомандирован к Л.-Гв. Кавказскому эскадрону Собственного Его Величества конвоя куда прибыл 17 февраля 1860 г.1

20 апреля 1863 г. К.И. Занкисову всемилостивейшее разрешено носить пожалованный великим герцогом Ольденбургским ордена заслуг Герцога Петра Фридриха Людвига. Награждён орденом Св. Анны 3-й степени 3 сентября 1863 г. За отличие против Польских мятежников награждён золотою шашкою с надписью «За храбрость» 31 января 1864 г. Произведён в подполковники 11 февраля 1864 г. Награждён орденом Св. Станислава 2-й степени с Императорскою короной и мечами над орденом 18 сентября 1864 г. Всемилостивейше разрешено носить орден пожалованный Его Величеством королём Ганноверским кавалерийский крест ордена Гвельфов и Великим Герцогом Его Высочеством Саксен Ольденбургским кавалерийский крест 1-го класса Саксен-Эрнестинского домашнего ордена и Его Высочеством Саксен Веймарским орден Белого Сокола 1 ноября 1864 г.2

Весь период службы К.И. Занкисова можно условно разделить на два этапа: служба на Кавказе (с 1841 по 1858 гг.) и в Царстве Польском (с 1858 по 1870 гг.). Будучи казаком Горского полка, и служа в его 6-й сотне, укомплектованной осетинами-казаками станиц Черноярской и Ново-Осетинской. К.И. Занкисов принял участие в бою, надолго оставшемся в памяти жителей указанных станиц. Так в его послужном списке значится: «В походах против неприятеля находился с 3 марта 1843 г. в делах со значительной хищнической партией, напавшей на станицу Луковскую и Моздокские хутора»3Речь идёт о битве тысячного отряда мюридов имама Шамиля и сотни осетин-казаков, половина которых полегла на поле боя. Среди уцелевших был и Занкисов. З.В. Сосиев писал:

«Окружённые со всех сторон тысячной толпой хищников, ободряемые сотенными командирами и младшими офицерами сотни (есаул Гокинаев, сотник Тускаев и хорунжий Гажеев), они с удивительным бесстрашием и со замечательным упорством выдерживали натиски хищников. Наконец когда партия смешалась с нашей сотней, каждый казак, как богатырь, стал пробивать себе путь отступления среди массы хищников. Много казачьей крови пролилось на том месте, много казачьих тел потом было перевезено с поля сражения, но ни один казак не отдался живым. Из сотни вернулось не более полусотни, а остальные люди приняли славную смерть, оставив потомству в назидание славный пример того, как должно жертвовать собой для защиты знамени и долга»4.

Этот бой ярко иллюстрирует доблесть осетин-казаков, к рядам которых принадлежал и К.И. Занкисов. В начале апреля 2016 г. автору этих строк удалось посетить станицы Ново-Осетинская и Черноярская и найти памятный знак 1903 г., установленный в честь боя 3 марта 1843 г.

Другие важные эпизоды службы и отличий К.И. Занкисова на Северо-Восточном Кавказе.

14 мая 1844 г. состоял в Назрановском отряде, под начальством полковника Нестерова при движении в Хохинский лес для действия с отрядом начальника левого фланга генерал-майора Фрейтага в Малой Чечне. Отличился при переправе через р. Апсу и при расположении войск у бывшего аула Ах-Берзой к бывшему селу Гехал, в схватке кавалерии с конными шайками чеченцев и преследовании их до р. Валерик, а также овладении с боя переправою через эту реку и вступлению в лес, в котором было жаркое сражение. Участвовал в отражении нападений чеченцев на боковые цепи отряда, и отчаянном нападении их на обоз и арьергард бывший под начальством полковника барона Вревского. 19 мая К.И. Занкисов участвовал в обратном движении войск и переправе через р. Гойту под неприятельскими выстрелами и отличился в бою с огромным скопищем чеченцев в Гойтском лесу при взятии неприятельских завалов. Отличился при рукопашном бою и отражении нападений на арьергард от атак конницы горцев.

С 18 по 28 января 1846 г. отличился при вырубке леса и истреблении его, при обоюдной канонаде и при беспрерывных перестрелках с чеченцами при переправе воинского отряда через р.р. Гойту и Гехи колонны возвращавшейся из укрепления Воздвиженского в отряд. . Ночью на 24 января при устройстве двух плотин на р. Валерик для водопоя. 25 января участвовал в жарком и удалом деле на р. Натхой с чеченцами колонны возвращавшейся под начальством полковника барона Вревского для прикрытия водопоя и отражения нападений неприятельской кавалерии. 28 января в бою с огромной партией горцев, колонны возвращавшейся из укрепления Воздвиженского под начальством полковника барона Меллера-Закомельского; 29 участвовал в движении отряда к укреплению Грозному при перестрелках с чеченцами на р. Гойт и поражении неприятеля пушечным огнём.

1847 г. 7 мая участвовал при соединении на р. Сунже последнего эшелона войск Чеченского отряда и 8 мая в выдвижении этого отряда под начальством генерала Нестерова из станицы Сунженской к аулу Аху-Берзой, где 9 числа заложена новая станица названная Осятинской; 25 мая при истреблении небольшой партии кабардинских абреков, близ разорённого аула Сямаушки.

17 сентября 1847 г. К.И. Занкисов принимал участие в сосредоточении отряда князя Эристова на Кумском посту для прикрытия Карачая и Кисловодской линии от покушения Магомет Амина; участвовал в движении на большой Валерик к укреплению Каменномосткому на соединение с отрядом полковника Васмунда; с 8 по 11 октября в движении к Ташевскому аулу и истребление имущества непокорных зутаров при перестрелках 11 ноября.

27 апреля 1851 г. К.И. Занкисов участвовал при отражении сильной партии горцев пробиравшейся на Кумыкскую плоскость и обращении её в бегство резервами из укрепления Куринского и поста Карасинского. 28 апреля при перестрелке с неприятелем колонны, выходившей из укрепления Воздвиженского за дровами. 1 мая при отбитии неприятельских партий нападавших на скот гарнизона Хасафа резервом из укрепления и прикрытием; 8 июня участвовал при отражении неприятельской партии резервами из укрепления Воздвиженского и отбитием у него захваченного скота; 11 при истреблении на р. Терек партии абреков казаками Кизлярского полка а 25 в набеге полковника Берсеева к бывшему аулу Большой Чечен и отбитии неприятельского скота; 28 в сильном и блистательном движении совершённом генерал-майором князем Барятинским к Герменчику и Автуру до р. Хунхуру и оттуда к Шалинской поляне, и за отличие в этом деле произведён в сотники.

В 1852 г. К.И. Занкисов участвовал под начальством генерал-майора барона Вревского 17 и 21 мая при отражении нападения горцев на скот мирных чеченцев при укреплении Воздвиженском и укреплении Урус-Мартановском. В ночь с 1 на 2 июня в сосредоточении отряда в укреплении Грозном, по случаю появления Шамиля в Булутском ущелье, 2 в движении к укреплению Назрановскому, 3 при ночёвке и возвращение в укрепление Грозное и роспуск их по своим квартирам; 5 июля участвовал при канонаде по укреплении Титликичу, в отражение неприятеля выстрелами крепостных орудий; 10, 13, 14 в перестрелках с неприятелем команд высланных из укрепления Куринского и Воздвиженского для рубки дров; 24 канонада по аулу Нат-Су, неприятель прогнан подоспевшими подвижными резервами из укрепления Куринского; 7 июля в движении войск из укрепления Воздвиженского верховьями Гойты для уничтожения посевов при перестрелке близ укрепления Воздвиженского; 16 при отражении нападения чеченцев на оказию следовавшую из Гирзель аула к укреплению Воздвиженскому; 28 при истреблении большого количества сена на Шалинской поляне, колонной полковника Ляшенко; 29 в движении к аулу Бильгаты такою же целью и за отличие оказанное в этих делах К.И. Занкисов был награждён орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»5.

Резюмируя военную службу К.И. Знакисова на Северо-Восточном Кавказе еще раз перечислим участие его в основных боевых операциях. В 1841 году с генерал-адъютантом Граббе против чеченцев; в 1842 году с полковником Круковским в Назрановском отряде; в 1843 году в деле со значительною хищническою партиею, напавшею на Луковскую станицу и Моздокские хутора; в том же году под начальством полковника Нестерова с 9-го по 17-е декабря в движении на присоединение к Константиновскому отряду при перестрелках у аула Фартанги, между рр., Фартангой и Натхой, аула Казах-Кучу и в сражении при перестрелках вниз по Сушке и вверх по Accе и обратно к укреплению Нестеровскому; в 1844 году в Назрановском отряде под начальством полковника Нестерова при совокупных действиях с отрядом начальника левого фланга генерал-майора Фрейтага, в Малой Чечне с 14-го по 22 мая; в 1846 году с генерал-майором Нестеровым в беспрерывных перестрелках с чеченцами с 9-го января по 2-е февраля; в 1847 году с генерал-майором Нестеровым против чеченцев, а потом с 17 сентября в движении отряда князя Эристова на Большой Зеленчук к укр. Каменного Моста, для прикрытия Карачая и Кисловодской линии от покушения Магомет-Амина; в 1851 году в составе чеченского отряда против чеченцев, а затем в составе летучего отряда под начальством генерал-майора князя Эристова в Закубанском походе; в 1852 и в 1853, гг. с генерал-майором бароном Вревским в Бумутском отряде и в 1854 году с ним же в Акинском отряде против чеченцев; в 1855 и 1856 гг. с ним же против турок; в 1857-1858 гг. в походах против чеченцев, окончившихся покорением последних, аулов Малой Чечни, акинцев и мереджинцев6.

В 1903 г. терский историк З.В. Сосиев указывал о боевой доблести осетин-казаков станицы Черноярской в годы Кавказской войны:

«Непрерывные войны выдвинули из станины несколько имен, скромных чинами, но славных делами, беззаветным мужеством и честным исполнением долга перед отчизной. Не знатность рода, а любовь к бранному полю, способность отдаться всем существом ратному делу, увлекая за собой и других, выдвинули их из среды своих станичников. Лица эти следующие: подполковник Моисей Хоруев, подполковник Николай Гокинаев, подполковник Егор Гокинаев, генерал-майор Казьма Занкисов, войсковой старшина Захар Валаев, войсковой старшина Иван Мистулов, есаул Бек-Мурза Мистулов, войсковой старшина Гуржибеков и есаул Влас Габеев. Эти сподвижники Кавказской войны не занимали высоких постов, но в качестве сотенных командиров, начальников станиц и приставов оставили славную память о себе, и станица много обязана им своим процветанием».

За время своей службы на Северо-Восточном Кавказе К.И. Занкисов не был ранен и пенсию на рану к 1857 г. не получал7. Как видно из участия его в боевых действиях, он получил солидный опыт в борьбе против партизанских отрядов имама Шамиля. Также будучи командиром станиц Черноярской и Ново-Осетинский приобрел опыт военно-административного управления. Всё это пригодиться ему в его последующей службе в Польше.

QTJkkpuqnnY (1)ж

В 1858 г. есаул К.И. Занкисов по воле начальства был командирован в Сборно-Линейный дивизион в Варшаву. Начинался «Польский» период его службы. Несколько слов об этом дивизионе. В нём, созданном ещё годы Русско-турецкой войны 1828–1829 гг., проходили службу многие терские казаки из осетин, кабардинцев и других представителей народов Северного Кавказа, зачисленных в казачье сословие. Историограф Кавказской войны XIX в. В.А. Потто отмечал: «Это были две новые части, производившие, по словам современника, необыкновенное впечатление богатством азиатской одежды, ловкостью всадников и подвижностью их коней»8. В 1842 г. был образован Кавказский Сводно-Иррегулярный полк, куда вошел указанный дивизион и Кавказский Конно-Горский дивизион. В 1856 г. после расформирования Конно-Горского дивизиона в Варшаве остался служить Сводно-Иррегулярный дивизион. С 1861 г. Терское казачье войско было освобождено от обязанности посылать в него казаков для службы, и дивизион стал пополняться исключительно кубанскими казаками и получил наименование Кубанский казачий дивизион при 1-й армии9. Однако в офицерском составе служило большое количество кавказских офицеров. В разных источниках дивизион именовали по-разному: Сборно-Линейный, Кубанский и т.д. В сентябре 1862 г. состоявший по армейской кавалерии и при военном министерстве адыгский полковник Султан Адиль-Гирей был назначен командиром Кубанского казачьего дивизиона на место войскового старшины Заварова.

В начале 1860 г. К.И. Занкисов по высочайшему повелению прикомандирован к Л.-ГВ. Кавказскому эскадрону Собственного Его Величества конвоя, но 15 сентября того же года, за неимением в эскадроне вакансии, отчислен обратно в Кубанский казачий дивизион и в 1862 г. за отличие по службе произведен в войсковые старшины. В своём рапорте за осень 1863 г. К.И. Занкисов, однако, указывал полковнику Султан Адиль-Гирею: «Согласно приказания по Кубанскому казачьему дивизиону от 8 ноября за № 56 честь имею донести Вашему Сиятельству что я не желаю остаться на следующий трёхлетний срок в г. Варшаве»10, вероятно, желая вернуться на Кавказ.

В 1863 г., когда началось восстание в Польше, для К.И. Занкисова открывается широкое поле для партизанских действий: его назначают самостоятельным начальником летучего отряда, составленного из сотни Кубанских и полусотни Донских казаков, дав ему при этом открытый лист на требование пехоты, где она понадобится, от ближайших к месту его нахождения пехотных частей11. В архивных документах он именовался как: «Начальник летучего отряда Кубанского Линейного дивизиона» 12.

Назначенный 13 сентября 1863 г. самостоятельным начальником летучего отряда, Занкисов 16 сентября уже доносит о поражении конной шайки Орловского, оставившей 100 человек ранеными и убитыми в Варшавской губернии при деревне Бышеве. 16 сентября при поражении отрядом майора Топчевского конной шайки при деревне Пржыпк близ Торчина13. 22 декабря в совершенном поражении и уничтожении шаек Бертрама и Косы в Люблинской губернии при деревне Оземкувке14. 30 декабря того же года К.И. Занкисов, вновь отправлен из Варшавы для розыска мятежников. 7 дней он преследовал конную банду Шидловского, но на пути, напав на след и другой шайки, называвшейся литовской кавалерией, догоняет ее, 7 января совершенно уничтожает, забирает 4 офицеров в плен. Отряд этот был под начальством Кванишевского и составляла конвой полковника Врублевского, воеводы Люблинского и Подлянского. Сам Врублевский был ранен Занкисовым, но успел скрыться в густых кустарниках. На следующий день, 8 января, получив известие, что в лесах между деревнями Устимовым и Любартовым есть несколько конных и пеших банд, Занкисов отыскивает поляков и, несмотря на сильный встречный огонь, налетает на них, не дает опомниться и совсем уничтожает их. Вот как доносил Занкисов об этом деле: «Казаки бросились на неприятеля и вытиснули его на чистое поле, не обращая внимания на сильный беглый огонь, открытый по нас мятежниками. Я подъехал к ним на 30 шагов, предложил сложить оружие, но они на это отвечали выстрелами; тогда, чтобы не допустить их до близ лежащего леса, я воспользовался временем, когда большая часть мятежников заряжала ружья, и во главе своих молодцов с громким гиком бросился на них в шашки и, не смотря на упорную защиту штыками, в одно мгновенье вся эта толпа обратилась в кровавую кучу тел, над которой при громком «ура» развился наш победоносный белый значок. Шайка эта, состоявшая из 87 человек пехоты и 10 кавалеристов, совсем уничтожена, и только начальник оной капитан Качинский с 6 верховыми ускакали еще до начала дела и успели скрыться в соседнем лесу»15.

Успех К.И. Занкисова в делах с польскими мятежниками сделал популярным имя его во всем Варшавском округе; народная молва создала из него сказочного непобедимого героя. В Варшаву многие приезжали для того только, чтобы посмотреть на него; и действительно, проведя и 1864 г. в непрерывных поисках, уничтожая шайки польских мятежников, Занкисов со своим отрядом не имел ни одного неудачного дела. Командированный 28 января с 120 линейными и 20 донскими казаками для поимки шайки Гонсовского, состоявшей из 100 человек пехоты на подводах и 80 человек кавалерии, Занкисов 1 февраля, найдя след шайки, в двое суток нагоняет ее, сделав 225 верст (1 верста = 1066 м.) со взводом пехоты, следовавшей на подводах:

«3-го февраля, в 11 часов утра, доносит Занкисов, подъезжая к м. Головачеву, мы увидели неприятельский пикет, а вскоре показалась самая банда, выходившая из дер. Липо. Бросив пехоту, я приказал распустить страшный для мятежников наш белый значек и с казаками поскакал вперед, чтобы не дать мятежникам дойти до леса и скрыться в нем. Однако, пока мы подскакали, мятежники успели рассыпать стрелковую цепь в лесной местности по опушке и встретить нас частым беглым огнем. Не теряя времени, я с казаками с криком «вперед» бросился на них в кусты, где еще до прибытия пехоты всех изрубили. Оставалось их около 10 человек, когда подоспели пешие стрелки. Тогда, предоставив им окончательное уничтожение пехоты, я с казаками бросился по следам кавалерии. Кавалерия эта была преследуема 24 версты и совершенно уничтожена»16.

Потери поляков составили 110 убитых и раненых и 5 пленных, а со стороны летучего отряда убит один урядник, ранены 3 казака и один стрелок, контужен и ранен сам подполковник Занкисов, также были контужены 6 казаков.

fY6VftZXjfY

30 марта 1864 г. штаб войск в Царстве Польском посылает К.И. Занкисова в распоряжение военного начальника Радомского отдела с таким предписанием:

«Главнокомандующий, командировав из гор. Варшавы в гор. Родом временно в распоряжение ваше подполковника Занкисова с 50-ю линейными казаками, желает, чтобы ваше высокопревосходительство поручили ему, как офицеру, приобревшему опытность при действиях в труднопроходимых горах и лесах, пехотный отряд, придав ему линейных казаков, и указали бы ему, в каких именно местностях он должен искать шайки мятежников, укрывающихся в лесах от преследования наших отрядов; при этом, дабы в случае настойчивого преследования не изнурять пехоты, главнокомандующий просит вас дать подполковнику Занкисову открытый лист для требования пехоты в тех местах, где находятся войска, на смену частей пехоты, могущих придти в изнурение от продолжительного, или быстрого движения. При отряде этом, по приказанию главнокомандующего, будут находиться адъютант его сиятельства ротмистр фон-Валь и поручик князь Щербатов»17.

Выступив 1 апреля в Радом, с 5 апреля Занкисов с отрядом из линейных казаков, 2-х рот пехоты и 1-го эскадрона совершает поиски до 1-го мая без дневок. Результатом этой экспедиции было: уничтожение банды Шемиата с пленением 26 повстанцев, пленение начальника банды Велкишина с адъютантами, ареста трех помощников, найдены и забраны три склада оружия, отбит обоз повстанцев и 62 лошади в Самсоновских лесах. В этой экспедиции при подполковнике Занкисове состоял Л.-Гв. Гродненского гусарского полка корнет М.Д. Скобелев, знаменитый в последующем «белый» генерал. Донося о действиях отряда, Занкисов в конце рапорта прибавляет о нём: «При этом долгом считаю заявить, что самым деятельным и полезным помощником во всех вышеозначенных действиях были мне — адъютант военного генерал-губернатора, майор граф Генризов, а также состоящей при мне Л.-Г. Гродненскаго гусарского полка корнет Скобелев и адъютант дежурного генерала, поручик князь Щербатов»18.

К.И. Занкисов доносил командиру Кубанского дивизиона 28 ноября 1864 г. о действиях своего летучего отряда: «Честь имею донести Вашему Высокоблагородию, что часть казаков в числе десяти человек и обоза под командою хорунжего Желябовского отправлена в г. Варшаву. Я же с остальной частью останусь для преследования Бжоска в окрестностях М. Соколова»19.

За отличия против поляков К.И. Занкисов был награждён: орденом Св. Анны 3-й степени, золотой шашкой с надписью «За храбрость», чином подполковника и иностранными орденами. О них речь пойдёт ниже.

Высочайшим приказом К.И. Занкисова был назначен командиром Кубанского казачьего дивизиона 12 октября 1866 г. В своём рапорте начальству К.И. Занкисов указывал: «Имею честь донести В. Превосходительству, что при приёме Высочайше вверенного мне Кубанского казачьего дивизиона от Свиты Его Величества г.-м. Султан Адиль Гирея мною начат и окончен 16 числа сего октября на законном основании под квитанцию при сём в копии представленном за № 782». Состав принимавшегося Занкисовым дивизиона был такой: «с прикомандированными обер-офицеров 9, лекарь 1, нижних чинов: урядников 11, трубачей 3, приказных и казаков 243, цирюльник 1, фельдшер 1, писарь 1. Лошадей: строевых казачьих 258 и вьючных 26»20.

К.И. Занкисов командовал Кубанским казачьим дивизионом ещё три года, а в 1869 г. вышел в отставку. Этим же годом датирован один из его последних послужных списков. Однако некоторое время генерал Занкисов состоял чиновником по особым поручениям при командующем Варшавским военным округом. Особо нужно отметить, что К.И. Занкисов не получал специального военного образования, и дослужился до генерал-майора от рядового казака.

За свою службу К.И. Занкисов был награждён следующими наградами: орденами Св. Станислава 2-й ст. с императорской короной и мечами над орденом. Св. Анны 3-й и 4-й ст. с надписью «За храбрость». Иностранными: орденом за службу герцога Петра Фридриха Людвига, кавалерского креста ордена Гвельфов, кавалерского креста 1-го класса Саксен-Эрнистинского домашнего ордена и Белого Сокола, Греческого ордена Спасителя 2-й степени, Золотой шашкой с надписью «За храбрость». Указанные иностранные ордена ему было разрешено принять и носить вместе с Российскими, о чём объявлялось в приказе по Кубанскому казачьему войску № 13 от 29 января 1865 г.21 Также награждён медалями Серебряной «За покорение Чечни и Дагестана», в 1857, 1858, 1859 гг., бронзовой в память о Крымской войне 1853-1856 гг., и за усмирение Польского мятежа в 1863-1864 гг., и крестом за службу на Кавказе.

2f5TTLwjr8E

Нужно также обратить внимание на оценки, которые дают К.И. Занкисову разные историки. Так комментирует советский историограф Кубанского казачества И.Я Куценко, фотопортрет генерала от 1868 г. с дарственной надписью императору Александру II (хранится в Государственном архиве Российской Федерации): «Перед нами – отвратительное порождение самодержавного тоталитаризма, винтик чудовищно политической машины помещичье-буржуазной государственности». Дальше профессор Куценко высказывает уверенность, что «руками таких как Занкисов царизм осуществлял кровавый геноцид кавказских народов, прежде всего адыгов, беспощадно душил свободу Польши»22. Видимо руководствуясь подобной «классовой» парадигмой профессора Куценко, после 1917 г. могила генерала К.И. Занкисова была разграблена революционно настроенными солдатами. В частности у Моздокского краеведа Руслана Кукиева хранятся пуговицы с формы К.И. Занкисова, которые были найдены у могилы Занкисова станичниками после осквернения.

cPXWX26s0TA

Между тем, К.И Занкисов не служил на Северо-Западном Кавказе в период завершения Кавказской войны XIX в. В это время он служил в Польше. При рассмотрении участия К.И. Занкисова в Кавказской войне на Северо-Восточном Кавказе следует учитывать, что он начинал службу рядовым казаком, также не следует забывать влияние на судьбу осетин-казаков боя 3 марта 1843 г. Многие погибшие имели родственников, и помня об этом осетины-казаки проявляли усердие в боях с мюридами Шамиля, в том числе и из-за желания отомстить за своих родных. В военной службе К.И. Занкисова были эпизоды защиты мирных чеченцев от мюридов Шамиля.

Во время Польской кампании К.И. Занкисов и его летучий отряд отличился в борьбе против поляков-военных, не совершая преступлений против мирного населения. По документам можно достоверно установить практически каждый день из жизни подразделения. К тому же, для К.И. Занкисова было характерно личное благородство и уважение к побежденному противнику, как, например, в следующем эпизоде, который приводит Г.Т. Дзагурова:

«Он лично рубился на саблях под Парысевом с командиром повстанческого отряда и одним из предводителей восстания, принадлежавшим к крылу „красных“, Павлом Ландовским. Раненому Ландовскому удалось скрыться. Позднее он попал в плен под Смолянами и был приговорен к смертной казни через повешение. Его спас от смерти Занкисов, который находился во дворце наместника Царства Польского графа Берга, когда пришла бумага с известием о помиловании „бунтовщика“ и замене смертной казни, назначенной именно на этот день, каторгой. Узнав от адъютанта о помиловании, Занкисов вырвал у него из рук документ и, вскочив на лошадь, помчался в крепость, находившуюся на далекой окраине Варшавы. Не успей он, – акт о помиловании пришел бы уже после приведения смертного приговора в исполнение»23.

В архивных источниках разняться данные о жене и детях К.И. Занкисова. Так в его послужном списке за 1869 г. указанно: «Женат на дочери казака Габеева Ульяне Давыдовне. Жена вероисповедания православного»24. В семейном списке дворян Горского казачьего полка от 1876 г. указывалось: «Подполковник Казьма Иванович Занкисов 45 лет, жена его Агафья 44 года, дочь их Анна. Прав на дворянство не отписывал и свидетельств от Войскового правления о происхождении не просит»25.

За отличия против мятежников Занкисов получил орден Св. Анны 3-й степени, золотую шашку с надписью «за храбрость» и чин подполковника. В 1866 году Высочайшим приказом он был назначен командиром Кубанского дивизиона, а в 1870 году уволен на льготу, но оставлен в городе Варшаве чиновником для особых поручений при командующем войсками округа. Как офицер казачьего войска, по тогдашним правилам, он по увольнении на льготу не получал никакого содержания, но с Высочайшего соизволения ему была разрешена пенсия, не в пример другим, в размере 600 р. Эта пенсия была утверждена за ним потом при отставке. В представлении своем генерал-фельдмаршал граф Берг заслуги Занкисова определяет так: «Полковник Занкисов принимал самое деятельное участие в многочисленных делах против мятежнических шаек, на которые никто не наводил такого ужаса и стра­ха, как Занкисов и храбрые кубанцы».

Цитировавшийся выше терский историк З.В. Сосиев также отмечал по поводу личных качества К.И. Занкисова:

«Не один военный мир интересовался личностью Занкисова; на него обратили внимание в Петербурге в высшей сфере, о нем говорили в гостиных высших аристократических домов, как о восходящей звезде, и в конце 1864 года на имя командующего войсками Варшавского округа графа Берга был прислан белый шелковый значек, вышитый золотом, при коллективной просьбе Петербургских дам вручить этот значек Занкисову в знак признательности к нему. Письмо это было подписано: „Петербургския дамы“. В один из высокоторжественных дней знак этот на параде торжественно был вручен Занкисову графом Бергом. Значек до смерти Занкисова хранился в его оружейной комнате, но потом был вытребован в Варшавский дивизион, и в настоящее время украшает залу офицерского собрания этого дивизиона»26.

Умер генерал К.И. Занкисов в станице Черноярской вначале июня 1885 г. По этому поводу в газете «Терские ведомости» был помещен следующий некролог:

Некролог К.И. Занкисова. (Из станицы Черноярской)

8-го июня в Черноярской станице скончался почетный член её, отставной генерал-майор, Кузьма Иванович Занкисов. 9-го числа были разосланы его родственниками пригласительные записки в станицы: Прохладную, Екатериноградскую, Павлодольскую, Луковскую, и в гор. Моздок; жители же станиц Черноярской и Новоосетинской в подобных случаях никогда не приглашаются, так как у них существует обычай собираться без приглашения, чтобы отдать последний долг покойным.

Несмотря на рабочее время, на похороны любимого генерала народа обоего пола собралось столько, что и на дворе места не было. 10-го июня офицеры вынесли тело покойного в церковь; двое из них несли впереди ордена его на двух траурных подушках и процессия печально двинулась, сопровождаемая унылыми звуками музыки, пением певчих и рыданиями многих. В церкви заупокойную панихиду служили священники станиц Черноярской, Новоосетинской и Луковской, а к концу панихиды приехал протоиерей Моздокский О. После панихиды священник М. своей речью на осетинском языке о заслугах покойного, о его честности, общественном значении, трудах и благотворениях, заставил плакать многих, хотя, к сожалению, его речь не все могли слышать. Из церкви покойного вынесли и проводили до последнего жилища с должной почестью.

Описание полной биографии генерала Занкисова заняло бы слишком много времени и места, но не лишним считаем сказать, что о нём много говорили и писали в газетах и журналах во время польского восстания 1863 г., когда он был ещё в чинах майора и подполковника, и что за боевые заслуги вся грудь его была покрыта орденами как русскими, так и иностранными, имел он и золотое оружие. В то время имя Занкисова пользовалось громкой известностью, как храброго и отважного бойца. Петербургские дамы прислали ему тогда в Варшаву за его военные подвиги собственной, изящной работы значек, который и теперь храниться в кабинете покойного и часто напоминал ему о его славном прошлом. Кроме этого значка, у него было много ценных, Высочайше дарованных вещей и подарков от членов Императорской фамилии. Несомненно, что покойный пошёл бы и дальше по службе и может быть заслужил бы снова громкую известность, если бы от падения с лошади он не сделался калекой, вследствие чего ещё 16 лет тому назад, должен быть подал в отставку.

В заключение скажем, что мы, Черноярцы и Новоосетинцы, никогда не забудем горькую для нас утрату Кузьмы Ивановича Занкисова и навсегда сохраним о нём добрую память. N»27.

uZKOFyJTo8g

В начале апреля 2016 г. автору удалось посетить старое кладбище станицы Черноярской. Могила К.И. Занкисова находится в самом центре кладбища, вокруг неё полуразрушенная старая ограда и несколько могил других представителей рода Занкисовых. На надгробном камне такая надпись: «Генерал-майор кавалер орденов русских и иностранных имевший золотую шашку за храбрость Кузьма Иванович ЗАНКИСОВ род. 9 октября 1823 г. скон. 10 июня 1885 г. Дорогому другу от любящей жены».

К сожалению, формат статьи не позволяет рассказать обо всех находках, касающихся личности выдающегося представителя осетинской военной интеллигенции середины XIX в. Очень мало данных о его роде и предках, а также о потомках. Известно, что у Занкисова была дочь и, по сообщению Г.Т. Дзагуровой, сын. Всё это открывает перед нами поле для новых исследований, а приведённый в статье материал послужит базой для  написания отдельной биографии генерала.

В своей статье мы сделали упор на освещение именно традиций военной службы К.И. Занкисова. Генерал являлся выдающимся представителем особой группы казачества, а именно осетин-казаков на службе в Терском казачьем войске. Немалую часть своей военной карьеры, К.И. Знакисов командовал и кубанскими казаками, что важно для кубанского казачества и Кубани.

Служа всю жизнь и командуя казаками, его имя и судьба олицетворяют опыт боевого сотрудничества осетин и казаков на благо Отечества. Опыт подобного единения очень актуален. Увековечивание памяти о забытых и вычеркнутых из военной истории России имён, таких как генерал К.И. Занкисов – важнейшая задача исследователей.

uu0bjm7nY2U

В архивных фондах Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им В.И. Абаева, автору удалось найти фото генерала К.И. Занкисова. На нем он изображен с супругой. Обращают на себя внимание на характерные бакенбарды. Схожие временами носил и генерал М.Д. Скобелев, начинавший свою военную карьеру под командованием К.И. Занкисова в Польше в 1863-1864 гг. о чем было сказано выше.


Поддержать проект



Подпишись на правильные паблики