TOP

АвторЗалина Сосранова 

***

В период деникинской власти главой администрации Осетии — ее правителем — был полковник Яков Васильевич Хабаев, как его называли в Осетии — Бета. Сведений о нем почти не сохранилось, скудны и архивные материалы. Сохранена лишь небольшая документальная часть его деятельности в роли Правителя Осетии[1], практически ничего нет о его происхождении, службы в русской армии в дореволюционный период. Также незначительная часть свидетельств о Хабаеве, хранится в архивах ФГБУН СОИГСИ им. В.И. Абаева ВНЦ РАН и РСО—А[2].

Яков Васильевич Хабаев — уроженец казачьей станицы Ново-Осетинской. Основным ремеслом двух осетинских станиц в то время — Черноярской и Ново-Осетинской — с первой половины XIX в. стало военное дело. «Наиболее зажиточная часть Осетии — Черноярская и Ново-Осетинская станицы, приписанные к Терскому казачеству, удостоились в глазах „дома Романовых“ такой чести, что конвой его императорского величества составлялся из этих же осетин. Из этих же станиц впоследствии вышли организаторы и руководители контрреволюционных мятежей против молодой Советской власти: генерал Мистулов, братья Бичераховы и узурпатор Осетии полковник Бета Хабаев» — пишет Г.Елекоев[3].

Сведений о годе рождения Хабаева в архивных материалах не обнаружено, но в книге «Осетия и осетины», составленной К. Челахсаты, в списках осетин — генерал Яков Хабаев числится как генерал-майор с датой рождения 1870 г. Не найдено сведений о родителях Бета, известно лишь, что «их было четыре брата, все полковники»[4]. Нет никакого сомнения, что он происходил из семьи военных. Это и свидетельство Дзагурова Г.А. («все полковники»), и тот факт, что фамилия Хабаевых встречается неоднократно в списках составов воинских подразделений: в Дагестанском полку служили подполковник (в то время) Яков Хабаев, ротмистр Даниил Хабаев, в Кавказском запасном кавалерийском дивизионе служил штаб-ротмистр Иван Хабаев, в рядах 17-го драгунского нижегородского полка был корнет Михаил Хабаев[5]. Вполне вероятно, что эти Хабаевы — родные братья. Правда, Дзагуров упоминает, что он учился в гимназии с младшим братом — Сашко[6], но имя Александра Хабаева не встречается в списках воинских подразделений, впрочем, Сашко может быть и «домашним» именем, а официально мог носить любое другое, как и брат Яков.

В документальных материалах ЦГА РСО—А обнаружились два фотопортрета. На одном изображен большеглазый молодой человек в черкеске с гордо вскинутой головой и ярко очерченными бровями вразлет. На обороте фотографии написано: «Юнкерские годы правителя Осетии полковника Бета Хабаева, в крови потопившего революционное выступление село Ново-Христиановское (ныне Дигора), в 1919 г. Палач бежал заграницу. Уроженец ст. Ново-Осетинской Терской области Моздокского отдела тех лет»[7].

Безусловно, Яков Хабаев получил специальное военное образование (об этом говорят и документы, им подписанные, которые составлены четко и грамотно)[8]. По неофициальным сведениям Яков Хабаев окончил Ставропольское юнкерское казачье училище.

На другой фотографии изображена молодая миловидная женщина. Читаем подпись на обороте: «уроженка станицы Ново-Осетинской Любовь Даниловна Гатеева, жена кровавого правителя Осетии Бета Хабаева»[9].

Не обнаружено сведений о том, где начинал свою военную службу Яков Хабаев. Известно, что в 1909–начале 1910 гг. он в звании ротмистра состоял при дворе персидского шаха. В Терском календаре на 1911 г. в списках ротмистров Дагестанского конного полка (г. Темир-Хан-Шура) числится Яков Васильевич Хабаев (в г.Тегерань)[10].

Впоследствии, в 1919 г., автор статьи «Правитель Осетии», скрывшейся под псевдонимом «Ганнонбаев», со злым сарказмом пишет: «полковник Хабаев хорошо известный Алхову еще по Персии собутыльник и сотрудник в персидских делах»[11].

Однако вскоре Хабаев был переведен в другое воинское подразделение. Сохранилась телеграмма от 10.12.1909 г., адресованная Владикавказскому наказному атаману, в которой написано: «Военный министр признал необходимым состоящего при особе его Величества Шаха Персидского ротмистра Хабаева перевести в один из полков Терского казачьего войска с сохранением прежней должности». Телеграмма подписана министром А.Д. Протопоповым[12]. Хранится также в архивных материалах документ Войского штаба Терского казачьего войска: «Дело 1910 по описи 71. Переписка главных управлений казачьих войск с наказным атаманом Терского казачьего войска о зачислении ротмистра Хабаева в 1-й Сунженско-Владикавказский полк на вакансию 23829»[13].

Во время Первой мировой войны Яков Хабаев в звании полковника командовал полком. Но вот грянула революция, которую он не принял. Он был воспитан на совершенно других идеалах и видел Россию как процветающую страну только в прежних условиях, а свою малую Родину — Осетию свободным краем в составе России. Он присягал той России, которую всем сердцем, ценой жизни своей хотел сохранить. И поэтому с начала гражданской войны стал одним из самых активных представителей белого движения. Он не прятался от пуль и сабель и не раз, рискую жизнью, защищал свои идеалы. И Бета со своим братом ушел в белое движение. С сентября 1919 г. он в звании полковника командует 4-м Осетинским конным полком[14].

Когда Моздокский казачье-крестьянский совет, в августе 1918 г., «из под полы выдал разрешение полковнику Соколову для нападения на Владикавказ, в целях свержения областной родной власти, составленной социалистическим блоком на принципе представительства этнографических групп, — полковник Хабаев был ближайшим помощником Соколова в „операции“ против Владикавказа»[15], — пишет «Вольный горец». Операция под командованием Соколова была провалена, а отряд под командованием Хабаева занял позиции в ст. Архонской, где была ликвидация отряда.

Когда под ударом большевистской одиннадцатой армии Моздок пал, полковник Хабаев вместе с другими вдохновителями и вождями казачьей контрреволюции укрылся на территории той самой Грузии, независимость которой он порицал. В Тифлисе, ознакомившись на месте с лозунгами формами Горской республики, изъявляет желание «поработать» осуществления ради горской самостоятельности. От правительства Горской республики он получает ответственное назначение на пост главнокомандующего войсками горской республики[16].

Главнокомандующий Вооруженными силами Юга России в юбилейной статье «Лик Белого движения» (15 ноября 1931 г.) отмечал, что в основу «Белой идеи» легли и претворились в жизнь принципы чистые и высокие: национальное самосознание, глубокий патриотизм и подвиг[17]. Все это было духовной основой личности Бета Хабаева, потому-то он не стоял перед выбором — это было единственно возможное решение.

Ему приходилось брать в руки оружие и направлять его против своих земляков, он участник, а по некоторым сведениям — инициатор разгрома с.Христиановское в апреле 1919 г., карательный отряд под его командованием ходил на штурм Дигорского ущелья. Но это была война, самый подлый вид войны, когда брат идет на брата, земляк на земляка.

В сохранившихся архивных материалах, в воспоминаниях современников, в газетных публикациях пробольшевистского толка, Хабаева называют «узурпатором», «палачом осетинского народа», «опозорившимся на всю Осетию за кровавые и грязные дела, ненавистным диктатором…»[18].

Но, однако, нет никаких свидетельств его личной расправы с противниками: он не истязал, не вешал и не пытал. Обнаружено одно такое свидетельство: после разгрома Христиановского в апреле 1919 г. на кургане был размещен штаб правителя Осетии полковника Бета Хабаева. Он наносил оскорбления всем пожилым людям, женщинам. Старухи, чтобы спасти людей, решили по старому обычаю пойти к палачу на камнях, они думали этим добиться помилований, получить разрешение жителям вернуться в свое село. Но он им ответил: «Вы вскормили керменистов-бунтовщиков против законов и Бога, вы помогли им уйти. Я вас всех расстреляю или сошлю в Турцию. Уходите отсюда и мне свои седые волосы не показывайте»[19]. Хабаев прогнал матерей своих врагов, но не расстрелял их, не сослал в Турцию, не избил. Поведение не типичное для «кровавого палача».

Будучи правителем Осетии Хабаев подбирал себе команду очень тщательно. «При нем было сформировано правительство и территориальные органы управления. В этих структурах многие должности заняли офицеры — осетины. Комендантом управления правителя Осетии стал полковник Арчегов, здесь же служили полковник Г. Кочисов, Ф. Такоев, И. Гулуев, капитан В. Саламов, Б. Туганов, штабс-капитан И. Бицуев, подпоручик Е. Дзуцев , В. Борадзев и др.»[20]

Вот круг деятельности управления Хабаева: организация административных полицейских органов, организация продовольственного дела, командирование представителя от осетинского народа при атамане Терского казачьего войска (май 1919 г.)[21], выборы кандидатов в мировые судьи (август 1919 г.)[22].

Хабаев, как правитель Осетии, разбирает дела о примирении враждующих селений[23], ходатайствует перед председателем Общего управления отдельных округов Северного Кавказа об освобождении здания Ардонской гимназии от реквизиции под лазарет[24]. Он показал себя хорошим хозяйственником и управлением.

Таким образом, на XI съезде осетинского народа, Хабаев трудность мобилизации в Добровольческую армию, трудности работы военных и гражданских властей объясняет «огромным влиянием большевиков в толпах народа»[25].

Понимая, что дело его чести, его жизни, отстаивание им своих идеалов терпит крах, видя, что он на должности правителя Осетии превращается в марионетку, управляемую теми, кому глубоко безразлична судьба Осетии, полковник Бета Хабаев подает прошение об отставке с должности правителя Осетии. «X-м Осетинским народным съездом я был избран правителем Осетии согласно заявлений, сделанных бывшим тогда главнокомандующим Терско-Дагестанского края генералом Ляховым от лица главнокомандующего лицами на Юг России, Осетии, было гарантировано самоуправление и право самой решать, в лице своих выборных правителя и Совета при нем, свои внутренние дела и устраивать свою хозяйственно- культурную жизнь. Вместе с тем правитель был и начальником всех осетинских воинских частей.

Принимая во внимание все это и ставя необходимым условием своей, как правителя, деятельности указанные основы самоуправления, я согласился принять на себя ответственную должность стоять во Главе самоуправления Осетии.

Вместе с тем я изложил перед X съездом свое политическое кредо, указав, что в своей деятельности я буду держаться неизменно одной лишь ориентации на единую Россию.

Я тогда же получил единогласного заверения от съезда, что Осетинский народ в лице его представителей и не мыслит иной ориентации.

Ныне, ко времени продолжения работ XI съезда, обстановка существенно изменилась. Треть Осетинских частей, остающихся на территории Осетии мне не подчинена.

Далее целый ряд административных распоряжений, касающихся сельской жизни в Осетии производится без моего назначения по государственные стражи Осетинского округа не приведены в исполнение.

Ввиду всего изложенного, и принимая во внимание нарекания на меня, как правителя Осетии со стороны некоторых депутатов, в связи с обсуждением на съезде требований и действий экспедиционного отряда в Осетии, я нахожу, что в настоящий тяжелый момент во главе Осетии должно стоять лицо, пользующееся полным доверием народа, почему заявить, в дополнение к сказанному, о сложении с себя полномочий и оставлении поста Правителя Осетии»[26].

Горячо пронизан этот документ. Это уже 20 января 1920 г. Вскоре Северная Осетия была освобождена от власти деникинцев, а многие ее верные сыны, те, что остались в живых, потеряли Родину. Среди них и Яков Васильевич Хабаев, все эти годы пытавшийся сохранить Родину своим потомкам, но не сумевший этого сделать. Все это составляет величайшую трагедию его личности.

В 19211922 гг. он жил в Константинополе, возглавлял «Совет объединённых горцев Северного Кавказа». Далее его следы теряются. По неподтвержденным данным, он умер во Франции.

ЛИТЕРАТУРА:

1. ЦГА РСО—А. Ф. Р — 1 — Войсковое правление Терского казачьего войска; Ф. Р — 8 — Управление правителя Осетии полковника Хабаева и др.
2. Архив ФГБУН СОИГСИ им. В.И.Абаева ВНЦ РАН и РСО—А. Ф.21 История Северной Осетии с 1919 г. по наши дни.
3. Елекоев Г.К. История борьбы осетинского народа за Советскую власть 1917–1921 гг. (рукопись) // Архив СОИГСИ. Отдел рукописных фондов. Ф. 21, Оп.1, Д.60, Л.9.
4. Воспоминания Г.Т. Дзагурова (рукопись) // Архив СОИГСИ. Отдел рукописных фондов. Ф. 21, Оп. 1., Д.131, Л. 19.
5. Киреев Ф.С. Осетинский феномен в истории Терского казачьего войска. // Дарьял, 2003. № 5 (59). С.278–279.
6. Воспоминания Г.Т. Дзагурова (рукопись) // Архив СОИГСИ. Отдел рукописных фондов. Ф. 21, Оп. 1, Д.131, Л. 23.
7. ЦГА РСО—А. Фонд фотодокументов. № 11.
8. ЦГА РСО—А. Ф. Р — 8 — Управление правителя Осетии полковника Хабаева и др.
9. ЦГА РСО—А, Фонд фотодокументов. №12.
10. Терский календарь 1911 г. Выпуск 20. / Под редакцией подъесаула Караулова М.А. Владикавказ: Издательство Терского областного статистического Комитета, 1910.
11. «Вольный горец», 1919. 9 ноября. С. 3.
12. ЦГА РСО—А, Ф.54, Оп.3, Д. 52, Л.2.
13. Там же.
14. Киреев Ф.С. Осетия в Белом движении // «Белые войны». 2006. 11 ноября.
15. «Вольный горец». 1919. 9 Ноября. С.4.
16. Там же.
17. Цветков В. Деникин А.И. Лик Белого движения // Родина. 2007. № 3.С. 9.
18. Архив СОИГСИ. Ф. 21, Оп. 1, Д.59, Л.28, Л.27, Л.39.
19. Халлаев Х.С. Оборона Христиановского и борьба с деникинцами в Дигорском ущелье // Гражданская война в Северной Осетии по воспоминаниям участников. Орджоникидзе, 1965. С. 299.
20. Киреев Ф.С. Осетины в Белом движении // «Белые войны». 2006. 11 ноября.
21. ЦГА РСО—А. Ф 8, Оп 2, Д 16, Л 1.
22. ЦГА РСО—А. Ф 8, Оп 2, Д. 35, Л.8.
23. ЦГА РСО—А. Ф 8, Оп 2, Д. 34, Л.33.
24. ЦГА РСО—А. Ф 8, Оп 2, Д. 30, Л.53.
25. Архив СОИГСИ. Ф. 21, Оп. 1, Д.52, Л.26.
26. ЦГА РСО—А. Ф.8, Оп. 2, Д.34, Л. 23.

Источник




Подпишись на правильные паблики