TOP

Интервью Рады Дзагоевой, взятое у Алихана Пухаева — одного из первых организаторов сил самообороны Южной Осетии в Отечественной войне 1989–1992 гг.

photo_2019-11-25_21-34-499

В суете повседневных событий, быстроменяющихся реалий и политических перипетий, налаживая свою жизнь, преодолевая сопутствующие неурядицы, мы невольно забываем о многих событиях и фактах в нашей недавней истории, исход которых, собственно, и предопределил будущее. Мы постепенно, хотя, впрочем, ненамеренно, стали предавать забвению значимые для нашей истории события и имена, которые привели нас к обретению государственности, людей, приложивших немало усилий, в условиях хаоса и неопределенности сделавших все, чтобы сохранить Южную Осетию. За годы, прошедшие с первых дней начала национально-освободительного движения осетинского народа многое изменилось, изрядная часть событий тех, вроде бы, недалеких лет с течением времени стирается из памяти, меняются поколения, уходят очевидцы и непосредственные участники событий, ставших основополагающими в борьбе осетинского народа за свою независимость. Да, время берет свое, но знать свою историю, чтить и помнить своих героев потомки должны вечно…

Конец 80-х годов прошлого века. Южная Осетия еще не знает, какая участь ждет ее в свете происходивших в результате процесса разрушения СССР событий. Из Грузии уже доносились первые призывы об изгнании «пришлых» осетин с «грузинской» земли. О том, что это первые предвестники войны, в те дни мало кто мог догадываться, слишком сильна была еще вера народа в нерушимость Советского Союза. Знал о неизбежности войны и предвидел ее только Он…

Алика Цховребова (Джахъо) вот уже 28 лет, как нет в живых, но в воспоминаниях Алихана Пухаева, одного из главных организаторов первых отрядов самообороны Южной Осетии, личности этого человека отведено особое место. Давняя дружба Джахъо с Джабой Иоселиани была для него именно тем ключом, которым он открывал тайные «сундуки» грузинской политической, впрочем, и не только политической, кухни. (Кстати, именно благодаря этой дружбе головорезы Д. Иоселиани из военизированной группировки «Мхедриони» в итоге так и не сунулись в Южную Осетию, хотя и расположились на подступах к городу. Между тем, на что были способны мхедрионовцы, было со всей жестокостью показано в войне в Абхазии — ред.). Вот и сейчас Джахъо, узнав о намерениях фашиствующих грузин в отношении осетинского народа, встретился с Алиханом Пухаевым, чтобы поделиться своими опасениями о надвигающейся угрозе…

photo_2019-01-17_18-27-24

Не так давно Алихан Пухаев побывал в гостях у нашей редакции. Сейчас уже, глядя на убеленного сединой пожилого мужчину, трудно поверить, что этот тот самый Алихан, о мужестве которого в начале 90-х ходили легенды. Хотя, наблюдая за тем, с какой силой зажигается блеск в его чуть прищуренных глазах, вспоминая боевое прошлое, приходилось только догадываться, что для этого человека в борьбе за свою правду препятствий не могло было быть по определению. «Начну с того, что для меня не приемлемо слово „герой“ по отношению ко всем защитникам нашего Отечества, — сразу же озвучил свое „условие“ наш собеседник, — это слово применимо лишь в отношении целого народа Южной Осетии, на протяжении десятилетий борющегося за свою независимость, свою землю. Все, начиная с малолетних детей и до глубоких стариков, укрывающихся в подвалах, заслуженно являются носителями этого звания. Здесь в эти годы все были на равных условиях, в равной степени приговорены к смерти, но каждый из оставшихся, не покинувших Южную Осетию в военное лихолетье, так или иначе, боролся с врагом, одни — просто уже своим присутствием, другие — с оружием на передовой. Так что, выделять кого-то, будь это даже проявивший чудеса мужества человек, на мой взгляд, не совсем справедливо. Единственным исключением для звания Герой могут являться лишь отдавшие свои жизни в вооруженном противостоянии с грузинским фашизмом, будь то в 90-х годах, в 2004-м или 2008-м».

Алихан Андреевич многие события и факты из далеких 90-х помнит как будто день вчерашний, хотя не перестает сетовать, что вспомнить иногда удается не все. «О готовящейся против Южной Осетии военной «операции» я узнал задолго до первого „похода“ грузин в Цхинвал от своего друга Алика Цховребова (Джахъо). У него было много друзей в Грузии, в околовластных кругах и «авторитетных“ группировках. То, что противостояние с грузинами неизбежно, он уже знал и предупредил о реальной угрозе и меня. На тот момент уже активизировала свою деятельность организация „Адæмон Ныхас“, но с каждым днем мы уверялись в том, что только политическими методами противостоять врагу в его возрастающем стремлении „усмирить“ осетин наш народ не сможет. Рушился Союз, ситуация выходила из-под контроля. Поэтому совместно с Джахъо было принято решение о создании отрядов самообороны по всей Республике. Собрали ребят, объяснили им ситуацию и стали разрабатывать план действий. Квайса, Знаур, Ленингор — ребята из всех районов выразили готовность встать на защиту Отечества. В едином патриотическом порыве молодежь сплотилась вокруг общей идеи. Теперь уже главной нашей проблемой стал вопрос о том, как и чем вооружить людей. Оружия не было фактически ни у кого — незадолго до этого руководители грузинских силовых ведомств по линии МВД тогдашней ГССР собрали все имеющееся на руках осетинского населения оружие. Изъятию подлежали не только единицы табельного оружия, имеющиеся в наличии в органах правопорядка, но и обычные охотничьи ружья, находившиеся у отдельных лиц. Оружие осталось лишь у единиц. Объявив о создании ополчения по всей Республике, мы стали как-то решать вопрос и о приобретении оружия. „Стволы“ приобретались на собственные средства, но многие мастерили и сами. За короткий срок мы разработали „технологию“ изготовления противотанковых мин, гранат и т.д., которая позволила нам надеяться на обеспечение обороны в случае вторжения грузин. Вскоре мне удалось купить за хребтом у советских военных старый БТР без башни. Башня была приобретена чуть позже. Мы постепенно мобилизовались и усиливали сопротивление. Кстати, в самом начале нашего противостояния, зная о моей роли в организации отрядов ополчения, грузинские спецслужбы, при содействии небезызвестного генерала Малюшкина, приняли решение меня «нейтрализовать». За мостом, на восточной окраине города мою машину остановили военные. Нас с Иналом Цховребовым, тогдашним главой администрации Цхинвала, заставили выйти из машины, посадили в другую и повезли в Гори. По пути Цховребова высадили и отвезли обратно в Цхинвал, ну а я был доставлен до „пункта назначения“. Новость о моем похищении мгновенно облетела весь город. В ответ за сутки было задержано около 70 грузин. Алик Цховребов (Джахъо) выставил ультиматум генералу Малюшкину — или освобождение Пухаева, или никто не отвечает за жизнь этих людей. Опасаясь дестабилизации обстановки, генерал вынужден был договориться о моем освобождении с грузинской стороной. К вечеру второго дня меня благополучно доставили в Цхинвал».

Наверно и сегодня, анализируя опыт ведения боевых действий в Южной Осетии, многие задаются вопросом о том, каким образом осетины, фактически безоружные, смогли противостоять имеющим значительное преимущество и в количестве, и в вооружении грузинским агрессорам. «Главным нашим „оружием“ был боевой дух, — находит объяснение Алихан Пухаев, — мы фактически не владели необходимой военной тактикой. Исключение из общего числа защитников Южной Осетии в плане военной подготовки составляли только воины-афганцы. В те дни именно их отряд, организованный Гермагеном (Гебо) Тедеевым считался основной силой. Серьезную помощь как в первые дни, так и на протяжении всего нашего противостояния оказывал Сергей (Алвери) Кочиев, кадровый военный, который помогал организовать на более профессиональном уровне действия отрядов самообороны при тех ресурсах, которыми мы располагали… Все это уже постепенно забывается. Поднабравшись боевого опыта, в какой-то момент мы стали совершать „вылазки“ и на территорию самой Грузии. Два раза с Аликом Цховребовым (Джахъо) и еще тремя нашими соратниками, мы предпринимали попытку покушения и на Звиада Гамсахурдиа. Оба раза прикрепляли взрывное устройство к машине лидера грузинских националистов. Один раз оно в „нужный“ момент не сработало, поэтому пострадала лишь охрана Гамсахурдиа, в другой — его обнаружили до наступления „момента“. Третья „штука“ до сих пор хранится в надежном месте.

Вообще, грузины зачастую знали о наших действиях, были в курсе всего происходящего. Тогда, впрочем, как и позднее, здесь успешно была внедрена вражеская „агентура». Забегая вперед скажу, что уже с началом полномасштабных боевых действий у нас не раз случались срывы каких-то „операций“, когда происходила „утечка“ информации и противник предпринимал определенные действия на опережение… Вообще, случаи „сдачи“, к сожалению, не новость в нашем противостоянии на протяжении всех 20 лет. Были моменты и в 2004-м году, не остался в стороне и 2008-й. Кстати, до сих пор не подведены итоги, анализ августа 2008-го, хотя дело это нужное, и даже необходимое.

Отдельное слово, при воспоминаниях о судьбоносных 90-х годов, нужно сказать и о Торезе Кулумбегове, человеке наипорядочнейшем, патриоте и истинном лидере нации того времени. Заслуги Тореза Георгиевича перед Южной Осетией огромны, однако сам народ, к сожалению, не воздал и толики почета, причитающегося первому руководителю страны. Именно из-за честности и принципиальности Торез Кулумбегов под давлением ряда околоправительственных кругов в свое время был вынужден покинуть Южную Осетию».

photo_2019-11-24_20-45-12д

Сегодняшнему молодому поколению, к сожалению, мало известно о мужестве тех ребят, которые фактически с голыми руками боролись за свободу своего народа. «Всех уже и не вспомнить, — сожалеет наш собеседник, — их было много, десятки и сотни в каждом районе города, районах республики. Сослан Тигиев и Владимир Келехсаев из „Дыргуиса“, Джамболат Кокоев из Гуджабаура, Толик Кочиев и Альберт Джиоев противостояли врагу в „тамарашенском“ направлении, Гурам Джагаев в Нульском направлении, Тедеев Владислав был „главным“ по Кваисинской обороне и многие другие простые ребята, многие из которых забыты… Из огромного количества защитников Отечества того периода сложно выделить даже нескольких ребят. У всех нас была общая цель, и каждый был готов пожертвовать собственной жизнью во имя будущего Осетии. Многих мы не досчитались уже в первые дни начала вооруженной агрессии. Героически погибли Инал Тасоев (Коммунист), Владислав Джиоев (Басмач) и др. В эти дни погибали и совсем молодые ребята, фактически юнцы. К примеру, в районе Царза грузинские бандформирования расстреляли двух 14-летних парней, которые с самодельными ружьями встали рядом со взрослыми на посту в этом районе города…

Мы обязаны помнить каждое мгновение этой борьбы, каждого защитника. Ведь именно тогда человек дорожит завоеванной свободой, свободой, пропитанной кровью и горечью потерь. Поэтому, могу со всей ответственностью заявить, что человек, который вместе с нашим народом не был все эти годы, не перенес все лишения и трудности, никогда не поймет народ Южной Осетии. Народ, который сломить невозможно…»

Источник: газета «Республика»




Подпишись на правильные паблики