TOP

Из докладной записки заместителя председателя Комиссии
партийного контроля при ЦК ВКП (б) М.Ф. Шкирятова
секретарю ЦК ВКП (б) Г.М. Маленкову о заявлениях жителей
Юго-Осетинской автономной области Грузинской АССР

27 июля 1950 г.

В ЦК ВКП (б) обратились с заявлением члены ВКП (б) Гаглоев Н.Д. и Чочиев Р.М., которые пишут о том, что в Юго-Осетинской автономной области Грузинской АССР допускаются извращения национальной политики.

В указанных заявлениях излагаются факты перевода без согласия осетинского населения школ на грузинский язык, изъятия из книготорговли осетинской литературы и неправильного отношения к национальным кадрам.

Авторы заявлений сообщают также об отдельных недостатках в руководстве колхозами и неправильном поведении ряда руководящих работников Южной Осетии.

Вопросы, поднятые в заявлениях, заслуживают внимания, и для того чтобы дать по ним ответ, следовало бы проверить на месте факты, сообщаемые товарищами Гаглоевым и Чочиевым.

Заявления и проект решения Секретариата ЦК ВКП (б) прилагаются.

М. Шкирятов

Приложение №1

В ноябре месяце 1949 года я был в отпуске на родине, в Южной Осетии. Там я встречался со знакомыми, близкими и родственниками. Они мне рассказывали о своей жизни, о колхозных делах. Некоторые из них задавали вопросы, правильно ли действуют работники местных руководящих органов? Что государственные задания берут сразу за 1949 год и 1950 год, тогда как колхозникам на пропитание ничего не остается?

Я не был в курсе этих событий и поэтому рекомендовал с этими вопросами обратиться к местным партийным и советским работникам.

Когда лично присмотрелся, то убедился, что действительно в Южной Осетии областные руководящие работники грубо нарушают Ленинско-сталинскую национальную политику и сталинский устав сельхозартели.

Чтобы не быть голословным, приведу несколько фактов:

1. В 1939 году интеллигенция и общественность Южной Осетии нашли целесообразным заменить существующий у них латинский алфавит русским, имея в виду, что в Северной Осетии тоже введен русский алфавит. Как известно, Северная и Южная Осетия кровно связаны. А бывший первый секретарь обкома тов. Цховребашвили, не приняв во внимание законное положение осетин, упразднил латинский алфавит и ввел грузинский. Вскоре тов. Цховребашвили обучение в школах с осетинского языка постепенно начал переводить на грузинский язык.

2. В 1948 году Цховребашвили перевели в ЦК ВКП (б) Грузии, на его место прислали тов. Имнадзе, который ускоренными темпами проводит ассимиляцию осетин. В Сталинирском, Ленингорском и Знаурском районах обучение детей с родного осетинского языка перевел на грузинский язык, тогда как учащиеся абсолютно не понимают грузинский язык, а учителей-осетин, не владеющих грузинским языком, уволил.

3. Осетинскую литературу актируют и уничтожают. В середине ноября 1949 года я зашел в сельпо Джавского района и увидел, как одна группа людей с грустью уничтожает новые учебники. Я с удивлением спросил: «Что вы делаете?» Они опустили головы. Через некоторое время один из них, старик поднял голову с сказал: «Десятки лет наши литераторы создавали учебники для нашего молодого поколения, а теперь мы все это уничтожаем».

4. Кадры, осетины, не владеющие грузинским языком, а также непокорные под разными предлогами освобождаются от работы и на их места оформляют грузин… В силу такого несправедливого отношения к судьбам живых людей среди интеллигенции происходит разброд и шатания. Они выезжают из Южной Осетии, другие ходят безработные, третьи работают с тревожным ожиданием, что если не сегодня, то завтра снимут с работы…

С глубоким уважением
Гвардии полковник Н.Д. Гаглоев

Советская национальная политика: идеология и практики. 1945–1953 гг.
Сборник документов. М.: РОССПЭН, 2013. С. 815–816

Приложение №3

Довожу до вашего сведения, что в Южной Осетии грубо нарушается ленинско-сталинская национальная политика, что критика и самокритика находятся в полном загоне.

Что у нас делается?! Насильственная ассимиляция! Она проводится более нагло и открыто с приходом Имнадзе в Юго-Осетию. Он одним махом обучение во всех школах перевел на грузинский язык, а в некоторых местах на русский язык, что является также неправильным, ибо дети совершенно не знают русского языка. Из программы многих учебных заведений исключено обучение осетинскому языку, а там, где для отвода глаз пока оставлено, доведено до минимума. Сотни педагогических кадров, которые готовились годами, освобождены от педагогической работы. Люди, которые в какой-то мере показывают свое недовольство этой антинациональной политикой, снимаются с работы, исключаются из партии, подвергаются гонениям.

Как же проводилась реформа школы:

Был состряпан глубоко фальшивый документ от имени народа, якобы народ просит этой реформы. В мотивировочной части пишется, что ввиду того, что обучение в средних школах проходит на грузинском и русском языках, а в начальных школах на осетинском языке, получается большой отсев и второгодничество. Действительно же причиной большого отсева и второгодничества является отсутствие обучения детей на родном языке.

Далее в фальшивке говорится, что был проведен ряд совещаний работников народного образования области со специалистами. На самом деле в начале 1949 года было проведено одно, скрытое от народа совещание. На нем присутствовали: зав. облоно Гаглошвили М., зав. Джавским районо Бязров, зав. Зругским районо Гаглоев Я., зав. Ленигорским районо К. Джиоев, директор медтехникума Газзаев В.А. На этом совещании первый секретарь обкома Имнадзе продиктовал им, что надо делать, затем в течение месяца Гаглоев, Джиоев, Цховребова были сняты с работы как не владеющими грузинским языком. Странно, но факт. От их имени произвели реформу, затем их убрали.

Прошу Вас направить комиссию в Юго-Осетию, чтобы получить полную и ясную картину.

Чочиев Р.М. (подпись)
Машинопись. Подлинник

РГАСПИ. Ф.17. Оп. 119. Д. 1275. Л.8–27

На фото: Резо Чочиев (осетинский писатель, драматург и переводчик, отец Алана Чочиева) второй слева в первом ряду.




Подпишись на правильные паблики